Траур в сети
Статьи 16 ноября 2015 •  therunet

Траур в сети

16 ноября 2015
Индира Пасько

Печальный этикет

В правилах этикета существует отдельная категория — печальный и похоронный этикет. Она объединяет общепринятые (в западном обществе) нормы поведения в случае смерти знакомого человека.

О смерти человека оповещаются не только близкие люди, но и знакомые. Человек, получивший такое сообщение, по возможности может принять участие в похоронах лично, либо должен выразить свои соболезнования в сообщении родственникам и близким (сегодня — в социальных сетях, СМС-сообщениях, по электронной почте; раньше — телеграммой). То есть, смерть, как правило, касается не только ближайшего круга, а всех знакомых умершего.

Во время похорон или визита соболезнования не принято обсуждать проблемы, которые не связаны со смертью, говорить на отвлеченные темы или обсуждать служебные вопросы.

В случае, если это не смерть одного частного лица, а трагическая гибель группы людей, в стране объявляется траур. У него тоже существуют свои правила: отмена праздничных мероприятий и развлекательных программ по телевидению и радио, спуск флагов, установка траурных лент черного цвета на флагштоки муниципальных зданий, проведение минуты молчания (на телевидении, в государственных и образовательных учреждениях). Если трагедия произошла в другой стране, принято приносить цветы и свечи к ее посольству. А первые лица государств приносят соболезнования главе и жителям этой страны.

Печальный этикет в цифровую эпоху

Если правила поведения при смерти частного лица более или менее адаптировались к цифровой эпохе (с помощью онлайн-сервисов можно гораздо быстрее оповестить о смерти, а также мгновенно выразить соболезнования; в соцсетях появилась возможность закрывать страницу умершего, близкие также могут получить ограниченный доступ к аккаунту, чтобы сообщить в нем о смерти и дате похорон), то протокол поведения при трагических событиях пока что не сложился.

В России это стало особенно очевидно после авиакатастрофы «Когалымавиа» 31 октября. Но едва успели утихнуть споры по поводу того, как надо было вести себя по этому поводу в соцсетях и вообще — праздновать Хеллоуин или нет; если праздновать, то выкладывать ли фотографии в соцсетях; заходить ли на страницы умерших в соцсетях, писать ли на них соболезнования, — случилась трагедия в Париже.

Она спровоцировала еще более массовые и ожесточенные споры о правилах поведения при подобных трагедиях в соцсетях. После того, как Facebook предоставил инструмент для окрашивания аватарок в цвета французского флага, тысячи людей в мире воспользовались им, а сотни выразили свое возмущение по поводу этой акции, назвав ее пиаром Facebook и упрекнув участников в неискренности, а также во многих других грехах, о которых ниже. В связи с этим многие блогеры обратили внимание на то, что у нас до сих пор нет свода правил поведения в соцсетях в случае трагедий.

Main_11667429_10203158137673939_6985812392710849376_n
<a href=»https://www.facebook.com/notes/vitaly-kurennoj/%D0%B4%D0%B5%D0%B2%D1%8F%D1%82%D1%8C-%D1%80%D0%B5%D0%BC%D0%B0%D1%80%D0%BE%D0%BA-%D0%BE-%D1%81%D0%BA%D0%BE%D1%80%D0%B1%D0%B8/1219364488090032/?_rdr=p»>Виталий Куренной</a>
профессор и руководитель Школы культурологи ВШЭ

<p>«Существуют устоявшиеся международные протоколы, когда главы стран высказывают свои соболезнования по поводу произошедшего: Обама выступил с обращением почти одновременно с Олландом непосредственно после терактов, соответствующее соболезнование было немедленно направленно и российским президентом. Но они явно не удовлетворяют наше возросший спрос, обеспеченный соответствующий медийной возможностью, на индивидуальное выражение некоторой сопричастности к группе скорбящих.</p>
<p>Никто не знает, как именно в частном порядке правильно скорбеть о незнакомых погибших людях в далекой стране и подобающим образом выражать свою скорбь в пространстве новых медиа. Применительно к этой ситуации нет никаких ритуалов, подобных ритуалам скорби по умершим близким. Массовые ритуалы выражения коллективного траура, сформировавшиеся в XX веке, не удовлетворяют возросшую индивидуальность нашего стремления заявить о своем трауре.</p>
<p>Отсюда одновременная уместность и неуместность любой формы выражения скорби. Мы находимся в неопределенной ситуации учреждения ритала.</p>
<p>Возможности индивида выражать скорбь в отношении пострадавших „дальних“ крайне ограничены, а значит и крайне селективны, что вызывает подозрение в тенденциозности или, напротив, стремлении дополнительно оправдать и прокомментировать свой выбор объекта скорби.</p>
<p>Новая медийная среда реагирует очень быстро на это затруднение, она находит, индуцирует универсальный, стандартизированный символ, выражающий причастность индивида к общему переживанию. Именно он нормализует ситуацию, позволяет тем, кто не понимает, как скорбеть правильно (то есть всем), получить важнейшее, по-видимому, в этом ритуале — чувство сопричастности к группе скорбящих, требующее символического опосредования».</p>

Main_12227799_1182103058484043_482485217698351165_n
<a href=»https://www.facebook.com/tatiana.gulina/posts/1182274291800253?pnref=story=p»>Татьяна Гулина</a>
режиссер

<p>«Еще не сложился протокол (обычай, механизм) поведения в социальной сети — как вести себя, как реагировать на трагические события, влиять на которые ты не можешь. О трагедии 11 сентября, о Беслане, о Норд-Осте мы узнавали в другом мире, о них рассказывали СМИ, работающие „в один конец“, не предполагающие диалога с массовым зрителем/слушателем. Фэйсбук — интерактивное СМИ, позволяющее отреагировать на информацию.</p>
<p>И тут, конечно, возникает противоречие, мы просто не знаем, что значит „правильно“ в этой ситуации: демонстрировать ли свое отношение, как это нужно делать, является ли такая демонстрация позой или поступком — а может ни тем и ни другим, а сотрясанием воздуха?</p>
<p>Поскольку ответа нет, я для себя выбрала интуитивно искреннее поведение. Эта картинка 1) не делает меня лучше и, боже мой, 2) я не думаю, что кто-то начнет считать меня лучше оттого, что я поменяла фото профиля.</p>
<p>Я просто подумала, если миллион человек в разных точках земли сделает сегодня такое простое никчемное действие (не поступок!), то в совокупности это превратится в высказывание.</p>
<p>Чистая эмоция. Соболезнование, эмпатия, причастность. Как маленькие огни зажигалок на рок-концерте: никто не станет считать, что зажечь зажигалку — это поступок, но вместе эти бесчисленные огни становятся как будто единой эмоцией зала. По крайне мере, это красиво, а значит, не бессмысленно».</p>

theRunet решил спросить у живущих в Париже, как они отнеслись к тому, что иностранные пользователи поставили французский флаг на аватарку. Считают ли они этот жест искренним или показным?

Рената Мокрова была в тот вечер в баре напротив того, в котором произошел один из терактов. После дискуссий об аватарках она написала на своей странице в Facebook: «Люди, пожалуйста, не осуждайте. Не спрашивайте, почему кто-то в этой ситуации поступил так или этак. Каждый реагирует по-своему. Каждый из нас проживает этот опыт по-разному. Научитесь объединяться вместо того, чтобы распространять конфликты и раздражение снова и снова. Научитесь принимать. Все начинается с этого».

Рената рассказала theRunet, что ей не понятны споры о том, надо участвовать в акции Facebook или нет.

Main_11221717_10207950690745704_4805300277005534985_n
Рената Мокрова
очевидец теракта

<p>«Для меня эта дискуссия странная, это не то, что нужно сейчас обсуждать. То, что произошло, — это ужас, страх. Это гораздо глубже, чем проблема аватарок. А проявление сочувствия — это индивидуальная вещь, и тут нечего осуждать.</p>
<p>Конечно, те, кто далеко, не могут прочувствовать то, что чувствовали мы, когда нас прятали в подвал в баре. Но когда я увидела огромное количество французских флагов в ленте, это меня тронуло, у меня выступили слезы на глазах, я почувствовала единение со всеми этими людьми.</p>
<p>Мы вместе, мы все поддерживаем одну и ту же идею. Когда ты сидишь дома после трагедии, чувствуешь себя одиноко. Общая атмосфера в городе напряженная, люди на улицах плачут. Интернет и соцсети — это то, что может объединить тебя с внешним миром.</p>
<p>Я тоже поставила французский флаг, потому что мне хочется показать сочувствие. Невозможно написать всем знакомым, а тех, кого коснулась трагедия, не хочется беспокоить лишний раз, особенно когда не знаешь, что говорить в этой ситуации. А такая акция позволяет выразить сочувствие.</p>
<p>Самое важное — какой смысл ты вкладываешь в это действи. Если у тебя есть видение, почему ты это делаешь, никто не имеет право тебя судить. Каждый трактует сочувствие по своему. Но если ты ставишь, потому что это флешмоб, то это все опошляет».</p>

Еще одна жительница Парижа Екатерина Новожилова, у которой во результате теракта погибли знакомые и друзья, рассказала, почему эта акция так важна для французов.

Main_11251730_10153353710459403_8929587227297751271_n
Екатерина Новожилова
журналист

<p>«В первую очередь, я положительно отношусь к любой солидарности — будь это картинка, хэштег, пост в твиттере или фейсбуке со словами „Мы с вами“, молитва, мысль, цветы у посольства. Ни одна форма солидарности не может и не должна критиковаться или цинично высмеиваться.</p>
<p>Почему во Франции все меняют свои аватарки? Потому что французам и тем, кто живет за пределами Франции, важно показать, что мы едины. И мы объединились не только „за“ (за безопасный мир, в память погибших), но и против. Мы объединились против терроризма, против страха, против насилия.</p>
<p>Сейчас наше единение выражается аватаркой, или #memepaspeur #paspeur (даже не страшно, не боюсь). Вчера вечером сотни людей зажгли свечу в окне в память о погибших: об этой акции они также прочли на Facebook. В понедельник будет минута молчания (о которой сейчас мы читаем в новостях, в интернете, и на Facebook), а некоторое время спустя все выйдут на улицу огромной манифестацией, чтобы заполнить улицы Парижа и выкраивать „Même pas peur“ уже в полный голос.</p>
<p>Между этими событиями есть связь: чувство единения против, которое начало зарождаться еще онлайн посредством маленьких действий (аватарка, хештег) и которое потом выразится конкретным актом — демонстрацией (если власти ее разрешат по причинам безопасности). Например, так было с Шарли. Когда расстреляли редакцию газеты, все тут же поменяли свои аватарки на Je suis Charlie. И это стало первым шагом к объединению, потом мы все вышли на улицы.</p>
<p>Опять же: я не говорю, что те, кто не поменял или не написал онлайн о своих чувствах, ничего не испытывает. Я считаю, что каждый имеет право на свою форму сострадания. Но для меня связь между онлайн — и реальным миром очевидна.</p>
<p>Нам всем (всему миру, всем странам) важно чувствовать это единение „против“. Потому что жизнь продолжается и надо перешагнуть через чувство страха и непонимания и важно почувствовать, что ты не один. И то, что десятки, сотни твоих друзей поставили флаг на аватарку — это как бы знак, что и они тоже не боятся, они точно также как и ты завтра заживут обычной жизнью, перешагивая через любой страх.</p>
<p>Наконец, по поводу показухи… Лично у меня бы язык не повернулся так назвать ни одну акцию сострадания — будь то Интернет или „реальное“ действие. Мне жаль, что моим соотечественникам могут приходить в голову такие слова, когда речь идет о трагических событиях, которые весь мир переживает вместе».</p>

Двойные стандарты?

Блогеры упрекали пользователей не только в неискренности, но и в том, что они уделили такое большое внимание трагедии в Париже, но даже не обратили внимание на двойной теракт в ливанском Бейруте, который унес жизни более 43 человек, и атаки смертника в Багдаде, в результате которой погибли 18 жителей. Множество критики посыпалось в адрес Facebook, который сразу после теракта включил функцию «Проверка безопасности» (Safety Check). Она позволяет пользователям, которые находятся в небезопасной зоне, уведомить своих друзей в соцсети, что с ними все в порядке. Опция была введена в 2014 году для оповещений во время стихийных бедствий. Ранее она использовалась после землетрясений в Афганистане, Чили и Непале, тропического циклона «Пэм» в южной части Тихого океана и тайфуна «Руби» на Филиппинах.

В ночь с пятницы на субботу Facebook впервые открыл Safety Check для события, не являвшегося стихийным бедствием. Многие были благодарны соцсети за такую опцию, но нашлись также те, кто осудили Facebook.

Тем не менее, такая массовая реакция на трагедию в Париже вполне понятна. Этот город ассоциируется с европейской, западной цивилизацией, демократией, культурными ценностями. И, как считают многие эксперты, именно он был выбран террористами не случайно и не только потому, что французские войска участвуют в военных действиях против ИГИЛ, но и как символ европейской культуры.

Смерть в клубе против смерти в самолете

В России тема приобрела особенно острую форму в связи с совсем недавним терактом на борту «Когалымавиа». Упрекнуть Facebook в том, что он не предложил пользователям окрасить аватарки в цвета российского флага было бы странно, так как российские власти сначала отвергали версию теракта, о которой писали западные СМИ. Но блогеры нашли кого упрекнуть — пользователей. 922 ретвита и 440 «лайков» собрал твит ведущего «Серебряного дождя» Александра Бунина

Не менее массовой была ответная реакция либеральных блогеров:

Журналист Игорь Белкин также объяснил на своей странице в Facebook, почему трагедия в Париже вызвала более мощную реакцию, чем теракты на Ближнем Востоке и российская авиакатастрофа.

Main_46467_4008445008861_1186297141_n
Игорь Белкин
журналист

<p>«Авиакатастрофа. Это всегда ужасно, это самый мой главный страх и вообще слов не подобрать, чтобы выразить боль, сочувствие и грусть.</p>

<p>Но — самолеты постоянно падают. Это что-то увы совершенно обыденное. Особенно с учетом реакции российских властей (нет, это не отповедь „ПУТИНВИНОВАТ“, это о другом), которая не признавала/не признает факт теракта — и люди толком не понимают, в чем дело — это ужасный акт террора или — что не менее ужасно — обыденное распиздяйство.</p>

<p>Теракт в Уганде/война на Донбасс</p>

<p>Тут элементарно. Сочувствовать и сопереживать гораздо проще людям, которые нам близки; когда в стране идет война и люди гибнут каждый день, когда теракты происходят раз в неделю — чувства очерствляются. Сами возмущающиеся не пишут про очередные спецоперации в Дагестане, про паромы в Африке (а там жертв сотни), и прочее. Неинтересно им.</p>

<p>А теперь про Париж.</p>

<p>Когда в столице европейской страны, в городе, воспетом поэтами и писателями, в одном из центров западной цивилизации и мировой культуры толпа вооруженных до зубов отморозков, появившаяся из ниоткуда, ходит по улицам и убивает людей десятками, и превращает этот тихий город в запуганную загнанную стаю посреди зоны боевых действий — да, это, ***, очень бьет по башке. Потому что ты на автомате ассоциируешь себя с парижанами — ты такой же как эти убитые и раненые, житель великого города, ты ходишь на футбол и на концерты, ты живешь нормальной жизнью, и тут ей наступает конец. Просто так, просто случайно.</p>

<p>Самолеты падают. К этому привыкли. В странах третьего мира взрывают. К этому привыкли. На Украине война. К этому уже привыкли тоже.</p>

<p>А вот к спланированным террористическим атакам в столицах европейских городов — не привыкли. И надеюсь, не придется никогда».</p>

Протокол скорби

Вопрос о том, как вести себя в соцсетях после подобных трагедий, по-прежнему остается открытым. С одной стороны, он кажется праздным по сравнению с самими трагедиями, которые унесли жизни десятков и сотен людей. Но на самом деле этот вопрос очень важен. Печальный этикет и похоронные обряды были придуманы не случайно и не только для красоты, но и с практической целью. Они позволяют пережить боль утраты, выразить сочувствие, почувствовать, что ты не один, и что тебя поддерживают окружающие, объединиться против общего врага и избавиться от страха. Последнее особенно важно, когда речь идет о терактах, ведь их цель — распространить страх, посеять панику и разобщить людей. И наша реакция — это не просто формальный жест, а один из факторов дальнейшего развития общества.

theRunet спросил психологов, почему людям в современном так важно публично выразить скорбь после подобных трагедий.

Main_12242999_788742291248305_5411099162222694390_n
Ольга Малинина
психолог

<p>«Имхо, во время таких трагических событий поднимается тревога по поводу своей смерти или смерти близких. Все мы знаем, что нас ждет смерть когда-нибудь. Вообще, нескоро, в конце жизни. Мы не думаем о своей конечности в обыденной жизни. И тут сообщение о смерти большого количества людей, нелепой, трагической. С одной стороны, это сразу напоминает нам о собственной кончине, а с другой стороны, о том, что смерть внезапна и непредсказуема.
Как справиться с такими переживаниями? Невозможно же просто спрятаться от этой информации: все говорят, обсуждают, делятся. </p>
<p>И тогда народ начинает массово делится своими мнениями, переживаниями, в том числе и в соцсетях. Это дает возможность почувствовать свою сопричастность с другими людьми (я не один так переживаю, я не одинок в своих страхах и тревогах). Такие события на самом деле сильно объединяют людей. </p>
<p>Также кроме проживания этой тревоги требуется некое объяснение — а почему так произошло и в чем причина. Ибо сложно поверить просто в то, что жизнь несправедлива. Всегда должно быть какое-то объяснение — как, почему, из-за чего? (этого требует наш мозг). И тогда еще часть людей начинает делать такую вещь: искать виноватых, говорить о заговорах, грехах, карме и прочем. (Что в целом тоже неплохо — виноватые есть или могут быть). Таким образом происходит хоть какое-то объяснение произошедшей трагедии. В этом случае как бы я объясняю сам себе — если я буду вести себя нужным образом, со мной такого не произойдет, и тогда снимается какая-то часть непредсказуемости и неопределенности события».</p>

Main_12140623_545769905580808_5512687765234584144_n
Мария Герасимова
психолог

<p>«Я думаю, что людям важно высказаться, потому что те чувства, которые они испытывают, переполняют их (это может быть и страх, и злость) и не „умещаются“ внутри, эти чувства необходимо куда-то разместить. Или же чувств так много, что чувства начинают управлять людьми, а не люди ими.</p>
<p>Но вообще, как мне кажется, это вполне нормально. Если мы испытываем сильнейший страх за свою жизнь, то переживать его в одиночку очень трудно, мы нуждаемся в том, чтобы разделить его с остальными. Таким образом, страха становится немного меньше, и у нас появляется ощущение, что мы не одни в своем страхе».</p>

Комментарии 0
Зарегистрируйтесь или , чтобы оставлять комментарии.
Войти с помощью: