26 июня понедельник
ДОЛЛАР 58.99 -0.77
ЕВРО 66.01 -0.80
ЮАНЬ 8.63 -0.78
ФУНТ 75.09 -0.69
НЕФТЬ 51.99 0.62
золото 1168.81 -0.02
МТС
8.8 +0.57
VimpelCom Ltd
4.05 0.00
Yandex
27.55 +2.30
Mail.Ru Group
28.13 0.00
Ростелеком
70.2 +0.03
QIWI
24.41 +1.08
МегаФон
540.2 -0.41
РБК
7.18 +1.84
Свобода выбора образовательной траектории в эпоху прочитанного генома
Статьи 12 мая 2016 •  therunet

Свобода выбора образовательной траектории в эпоху прочитанного генома

Публикуем статью Петра Левича — директора департамента взаимодействия науки, технологий и общества Московского технологического института, в которой автор рассматривает этические вопросы редактирования генома человека

12 мая 2016
Дмитрий Кожурин

В статье рассматриваются один из сценариев развития технологий (прежде всего, редактирование генома и анализ коннектома), который изменят систему разделения труда и поставят перед системой образования новые задачи в непривычном для нее формате общества. Редактирование генома может привести к созданию предрасположенностей человека на этапе эмбриона к получению тех или иных компетенций. 

В сочетании с учетом генетической карты человека при приеме на учебу, а впоследствии – и на работу, это приведет к ситуации генетического детерминизма профессиональной траектории, появлению «генетических каст». Также предложено описание философского контекста ситуации, а именно космологического и антропологически-этического детерминизма. Изменение философских предпосылок свободы выбора может изменить восприятие этих категорий в обществе, и, следовательно, в системе образования. 

Актуальность 

Рассмотрим процесс внедрения технологии. Например, диоптрийные очки. Они вводились с 1284 года на протяжение 300 лет и процесс этого внедрения был плавным и незаметным. Теперь рассмотрим Google Glass. Они вводились с 2014 года на протяжении одного года и по многим показателям внедрение этой технологии можно считать провалом. Ношение Google Glass провоцировало конфликты в обществе, в том числе в прямом смысле – люди подвергались избиениям за то, что появлялись в некоторых клубах и вечеринках в Google Glass. 

Таким образом, оказывается, что важна не сама скорость развития технологий, а ее отношение к среднему времени жизни поколения. Ведь иначе можно было бы предположить, что раз технологии развиваются экспоненциально, то и скорость нашего к ним приспособления и привыкания тоже ускоряется экспоненциально. 

Однако нет, в этом процессе есть инвариант – эффективное время жизни поколения – это около 30-40 лет, когда человек способен активно учиться, меняться, вовлекать в свою жизнь новые технологии. Если что-то новое плавно появляется за 100 лет, человечество может к этому приспособится. Как бы сильно это не меняло нашу жизнь. А если это появляется за два года, люди не могут психологически к этому приспособиться, какой бы нужной и полезной это технология не была. 

Это приводит к тому, что людям часто бывает некомфортно в быстроменяющимся технологическом мире. Как следствие — страх человека перед новыми технологиями. В генетике — редактирование генома. В нейротехнологиях примером может служить инвазивные интерфейсы. Страх столь велик, что даже в некоторых произведениях научной фантастики люди отождествляют свои страхи с отрицательными персонажами. 

С другой стороны, скорость развития технологий столь велика, что человечество уже не может позволить себе не думать о последствиях их влияния на общество. 

Оба этих фактора – неприятие обществом новых технологий и возможные негативные последствия технологий для общества – требуют активного рассмотрения. 

Стоит сказать, что я намеренно рассматриваю негативные сценарии развития технологий, так как нейтральный и позитивный не столь требовательны с точки зрения влияния на них на законодательном уровне, на уровне мировоззрения и образования (просвещения). 

Философский контекст 

Многие религиозные доктрины с античных времен стремились определить судьбу человека как неизменную сущность, отменяя понятие свободы воли. Это философское направления называется фатализм. 

В настоящее время фатализм зачастую ассоциируется с пессимизмом, но предлагаю вспомнить философскую основу понятия. Фатум – совокупность изначальных факторов неживой природы (стихий) и совокупность творения живых сущностей. Для античного человека стихии есть порождение «соответствующих» богов. 

Ситуацию можно сравнить с игрой по неизвестным правилам – в этом случае понятно, что самым комфортным сценарием кажется не играть вовсе, а принять концепцию игры человеком как вещью внешними силами. Однако в этой системе в противовес к предопределенности понятию фатум существует понятие жребий. Это своего рода «лазейка» в программе. Из-за его наличия реализация изначального высшего замысла приобретает индивидуальную вариативность. 

Разумеется, сейчас такая доктрина кажется устаревшей и концепцию свободы воли можно считать господствующей, несмотря на то, что этот вопрос является нефальсифицируемым. Для этого существует множество причин, но основные — развитие науки, понимания причинно-следственных связей вселенной (раньше гром был гневом бога, теперь — независимая от чьего-либо сознания или сверхсознания событие). 

От фатализма плавно перейдем к детерминизму — он в некотором роде является правоприемником фатализма в призме науки. Речь о том, что если все процессы подчинены законам физики, то и свобода воли - лишь иллюзия. Все спайки нейронов есть ни что иное как физически предопределенная реакция на внешний физически предопределенный мир. Другое дело, что так как мы не знаем начальных условий, то иллюзии свободы воли с лихвой достаточно, а вопрос о предопределенности остается в контексте философии. 

Этот мысленный эксперимент описал в 1814 году французский математик Пьер-Симон Лаплас. Демон Лапласа [1] — вымышленное разумное существо, способное, восприняв в любой данный момент времени координаты и скорость каждой частицы во Вселенной, узнавать ее изменения в будущем или в прошлом. Идея демона Лапласа связана не с вопросом о том, возможно ли детерминистическое предсказание хода событий в действительности, а в теоретическом ответе на этот вопрос. Существует несколько видов детерминизма: 

• теологический – все предопределено богами или
богом;

• космологический – все предопределено природой;

• антропологически-этический – все предопределено
волей человека;

• социальный – все предопределено законами
развития общества.

Основная смысловая растяжка, в проблематике, описанной далее, находится между космологическим и антропологически-этическим детерминизмом. 

Генетические предрасположенности 

Рассмотрим уже известные зависимости предрасположенностей человека от его генома.

Мутация C2137T (Glu713Lys) в гене дофаминового рецептора 2-го типа в сочетании с А1А1 генотипом может привести к относительному сокращению числа DRD2 рецепторов, тем самым дополнительно ослабляя ответ на уже сниженные количества уровня дофамина. Сокращение D2 рецепторов дофамина снижает чувствительность к последствиям негативного действия, этим можно объяснить повышенный риск развития аддиктивного поведения у носителей А1 аллельного варианта [2]. 

Отсутствие фрагмента в части гена 5-HTT, приводит к тому, что у человека нет чувства времени. Он живет одной секундой, не может анализировать, что было, что будет [3]. 

Анализ генома 

Технологи анализа генома активно эксплуатируются многочисленными игроками этого рынка, начавшегося несколько лет назад с генетического теста 23AndMe. С тех пор этот рынок растет очень быстро, но пока что в основном специализируется на выявлении генетических предрасположенностей к болезням и другим физическим признакам, однако с обнаружением большего числа зависимостей нефизических характеристик, рынок расширится и до таких анализов. 

Редактирование генома 

Редактирование генома с помощью технологии CRISPR/Cas9 в настоящий момент развивается стремительно [4]. Однако редактирование генома человека запрещено законодательством большинства стран. Тем не менее, в апреле 2015 года в Китае (группа ученых университета Сунь Ятсена) впервые в мире был проведен эксперимент по редактированию человеческого генома с помощь технологии CRISPR/Cas9. Точнее, человеческих эмбрионов. Ученым не удалось опубликовать результаты своей работы в крупных журналах вроде Nature и Science по причинам запрета этических комиссий на эксперименты над человеческими эмбрионами. Статья появилась в журнале Protein & Cell [5]. 

Эксперимент проводился на 54 оплодотворенных яйцеклетках. В 28 из них получилось внести нужные разрывы в геном, но только в четырех случаях репарация разрыва завершилась заменой последовательности гена на нужную. Но также были обнаружены разрывы там, где их не должно было быть. Авторы не ожидали настолько высокого уровня ошибок. Пока остается не ясным, с чем связаны ошибки - с условиями эксперимента или с особенностями человеческих эмбрионов. Для выяснения этого нужно, чтобы эксперимент был повторен другими группами. 

И вот спустя 8 месяцев в Великобритании разрешили редактировать геном человеческих эмбрионов. Государство выдало первое разрешение на редактирование генома эмбрионов человека в исследовательских целях. Его получит исследовательская группа из Института Френсиса Крика под руководством биолога Kathy Niakan. Великобритания, таким образом, станет второй страной в мире, где разрешены подобные процедуры. 

Так же, как и в Китае, в британском эксперименте будут использоваться «лишние» эмбрионы: которые получают но не используют в ходе процедуры экстрокорпорального оплодотворения (ЭКО). Сейчас такие эмбрионы просто уничтожают. Ученые должны будут использовать модифицированные эмбрионы только для фундаментальных исследований — подсаживать их суррогатной матери будет запрещено. Кроме этого, цели и задачи эксперимента еще раз будут оценены этической комиссией, но не стандартной, а собранной специально под эту задачу. Она оценит насколько действия в эксперименте соответствуют разрешениям, полученным от доноров. 

Американская биотехнологическая компания Editas Medicine получила 120 миллионов долларов частных инвестиций на разработку лечения генетических заболеваний с помощью технологии CRISPR/Cas9. Первым из них должен стать амавроз Лебера десятого типа — наследственная слепота, связанная с повреждением одного из генов, необходимых для работы светочувствительных клеток сетчатки. 

Причина этих законодательных ограничений заключается в том, что в случае, если будут пропущены ошибки в редактировании ДНК яйцеклетки, родившийся человек может быть обречен на раннюю смерть либо на мучения. И с этической точки зрения есть разница - является ли эта ранняя смерть или мучения следствием случайности или действий ученых. По этой причине все еще запрещено подсаживать генетически отредактированные яйцеклетки суррогатной матери. 

Судя по всему, законодательные запреты на редактирование генома человека будут постепенно ослабляться или сниматься по принципу домино. Великобритания оказалась перед выбором — разрешить технологию либо проиграть технологическую гонку — и выбрала первый вариант. 

Как мы видим, сначала анализ и редактирование генома применяется и будет применяться для лечения генетических заболеваний. Однако что будет следующим шагом? Можно будет заказать внешность своего ребенка. Сейчас есть этические проблемы с этой практикой, но, видимо, они пропадут. Какой следующий шаг за редактированием внешности? 

«Мягкий» сценарий - поголовный генетический анализ приводит к выбору партнера по определенному генетическому паттерну с целью усиления определенных генетических предрасположенностей. 

«Жесткий» сценарий развития технологии — если или когда будут распознаны гены и группы генов, ответственные за конкретные предрасположенности, создание человека с предрасположенностями к получению тех или иных компетенций на этапе эмбирона может стать крайне востребованной услугой. Представим себя на месте родителей - вы можете сделать своему ребенку предрасположенность к спорту, точным наукам, музыке — такая возможность появится. Далее, этот профиль компетенций, заложенный генетически, может быть учтен при приеме в учебные заведения и на работу. 

Человек оказывается в ситуации, когда изменить профессиональную траекторию, спланированную для него родителями или государством на этапе эмбриона, невозможно или практически невозможно, так как конкурентоспособность человека на «чужом» поле компетенций будет крайне низка. 

Генетический детерминизм 

Сложится ситуация «генетических каст» — практически несмешивающихся между собой групп людей с разными профилями компетенций. Переход из одной группу в другую может быть технически трудным по описанным выше причинам, а может быть и стигматизирован социумом. 

Это приведет к ситуации нового вида детерминизма — по геному. Свобода выбора, иллюзия которой закрепилась в обществе и уже не является темой для дискуссий, может снова стать краеугольным камнем философского и социального дискурса. 

Стоит четко разделить два фактора, влияющих на формирование генетических каст — это формирование предрасположенностей при рождении и социальные аспекты, связанные с приемом на учебу и работу. 

К сценарию редактирования генома может добавиться технологический пакет нейротехнологий — компетенции работы с чипами связи мозг-компьютер могут быть также определены предрасположенностями на генетическом уровне. 

Таким образом, ситуация явного соответствия человека и его профессии (по одной из описанных причин) обостряет проблему свободы выбора, ставя явное противоречие между космологическим и антропологически-этическим детерминизмом, затрагивая, отчасти, и социальный детерминизм. 

Ценность свободы выбора 

Является ли свобода выбора абсолютной ценностью и должна ли система образования ее обеспечивать? Это один из распространенных вопросов класса «свобода против безопасности» и «личная свобода против общественных нужд». 

Можно вспомнить случай, когда пилот немецкой авиакомпании «German Wings» Андреас Лубитц, страдавший психическим расстройством, намеренно направил самолет в скалу. Погибло 150 человек. Теперь представим, что нам предстоит полет. Хотели бы мы, чтобы летчики прошли генетический контроль и точно было известно, что они не наркоманы, что у них нет нарколепсии и склонности к шизофрении? 

Рассмотрим другой пример: машинист метрополитена. Мы не против, чтобы он был генетически протестирован на болезни, которые в какой-то момент могут привести к катастрофе? А оператор атомной станции? Даже вождение собственной легковой машины является потенциально опасным занятием. 

Далее, можно остановиться на примере космонавтов — десятки тысяч людей трудятся ради миссии, которую может перечеркнуть один человек. Это репутационные, экономические риски. И космонавтов все равно отбирают настолько строго, что фактически такой детерменизм есть уже сейчас. 

И тут мы подходим к важному вопросу - а если и так отбирают, то насколько важно в принципе наличие предопределенности по геному? Разница здесь в теоретической возможности для большинства (за исключением явных заболеваний), и практический невозможности для большинства. А летят в обоих случаях единицы. То есть это вопрос во многом идеалистический, но как далеко мы готовы зайти в ограничении свободы выбора ради безопасности и эффективности? А может быть, эта не является такой уж ценностью? 

Не пытаясь ответить на эти вопросы однозначно, я, однако, предложу вариант нивелирования такого сценария развития технологии. 

Приватность генетических данных 

Запрет технологий редко является эффективным решением проблемы, в то время как законодательная работа с социально-связанными сферами может быть решением. 

Принципиальным моментов сценарием использования персональных генетических данных является их приватность. 

Рассмотрим пример: школьнику в Калифорнии пришлось покинуть школу, потому что его генетический анализ показал наличие маркеров наследуемого заболевания, при котором больным опасно находиться вместе (возрастает риск подхватить внешнюю инфекцию, с которой больной организм плохо справляется). В школе уже были люди с муковисцидозом, и ученика с плохой генетической картой настоятельно попросили покинуть школу. 

В США вокруг генетических данных уже есть законодательство - федеральный Genetic Information Nondiscrimination Act, принятый еще в 2008 году. Он запрещает использование генетической информации для изменения стоимости медицинской страховки (основанной на более высокой потенциальной вероятности заболевания в будущем, если соответствующие генетические маркеры выявлены) и принятии решения о приеме на работу. 

Этот законопроект получил поддержку от большинства демократов и республиканцев, о чем свидетельствует голосование: 420 "за" против 3 "против". Сенатор Тед Кеннеди назвал его "Первым крупным гражданским законопроектом Нового Века." 

Однако практика применения этого законодательного акта пока что не является нормой. Доказуемость таких преступлений весьма проблематична. В итоге основные судебные кейсы - это иски к компаниям, которые спросили про семейную историю болезней (напрямую или при выдаче фитнес-абонемента). 

Принципиально важно, чтобы система образования (как начального и среднего, так и высшего) не ориентировалась на генетические предрасположенности при приема учащихся. Это оставит возможность реализации ценности свободы выбора — при любых предрасположенностях человек сможет учиться в том учебном заведении, куда поступит при честной конкуренции по компетенциям. Запрет на дискриминацию по геному при приеме в учебные заведения должен быть закреплен на законодательном уровне. Таким образом, не будет той социальной составляющей детерминированности по геному, а без нее и создание генетических предрасположенностей на этапе эмбриона частично потеряет смысл. 

Кроме этого, отбор в учебные заведения по генетическим предрасположенностям не позволяет планировать быстроменяющиеся образовательные траектории, которых требует скорость изменения технологического пакета и рынка труда вообще. 

Список литературы:

1. V. Arshinova, Y. Klimontovich, Y. Sachkova — Order out of Chaos: Man's New Dialogue with Nature. M.: Progress, 1986.—P. 123

2. T. Klein, J. Neumann, M. Reuter, J. Hennig, D. Cramon, M. Ullsperger Science 07 Dec (2007)

3. O. Sysoeva, A. Tonevitsky, J. Wackermann PLoS ONE, Volume 5, Issue 9 September 2010

4. R. Heler, P. Samai, J. Modell, C. Weiner, G. Goldberg, D. Bikard, L. Marraffini, Nature 519, 199—202 (2015)

5. P. Liang, Y. Xu, X. Zhang, C. Ding, R. Huang, Z. Zhang, J. Lv, X. Xie, Y. Chen, Protein & Cell, Volume 6, Issue 5, pp 363—372 (2015)

Комментарии 0
Зарегистрируйтесь или , чтобы оставлять комментарии.
Войти с помощью: