«Поглощение — это вишенка на торте, но не сам торт»
Статьи 18 мая 2016 •  therunet

«Поглощение — это вишенка на торте, но не сам торт»

18 мая 2016
Редакция
Газета без бумаги и «без расстояний», которую Вы создаете, будет великим делом. (В.И.Ленин, 1920 г.)

Вячеслав Нестеров, генеральный директор Центра разработок компании EMC в Санкт-Петербурге, рассказывает об инвестициях в стартапы и почему поглощение — не единственный путь

Не все крупные технологические компании готовы следовать трендам венчурного инвестирования. В России всеобщая «истерия» поиска стартапов, в которые можно вкладывать миллиарды долларов, а затем в большинстве случаев сообщать об их провале, затмила иные пути их сотрудничества с крупным бизнесом.

Прозрачность денежных потоков в венчурных сделках не всегда очевидна для стороннего наблюдателя. А возможный провал стартапа управляющая фондом компания всегда может объяснить своему главному стейкхолдеру тем, что венчур — это риск.

Когда венчурная индустрия развивается по своему «особенному» российскому пути, а сделки в большинстве своем пока не успешны, то встает вопрос об альтернативных вариантах поиска перспективных стартапов крупными игроками, и в частности корпорациями.

Возьмем пример ЕМС. На первом этапе своего выхода на российский рынок корпорация рассматривала стратегию поглощения молодых технологических компаний (основная стратегия ЕМС на мировых рынках). 

Но очень быстро пришло понимание, что подобные планы реализовать будет достаточно сложно. В России предложение стартапов для покупки достаточно ограничено. Например, в Израиле количество поглощений в целом и средняя сумма сделок в разы выше, чем у нас. У EMC был опыт покупки сервисной компании в России, но это, скорее, исключение.

Незрелые инновации

В нашей стране по-прежнему наблюдается относительная незрелость рынка инноваций, здесь практически нет готовых к продаже крупным корпорациям стартапов, а законодательство все еще не приспособлено к таким процессам. 

Очень мало и иностранных игроков, желающих купить молодые компании. С одной стороны, нет большого предложения, а с другой, имеются опасения к непроверенной географии по сравнению с теми же Соединенными Штатами или Израилем.

Текущие факторы рынка плохо соотносятся с подходом ЕМС, когда при поглощении рассматриваются зрелые стартапы, имеющие, как правило, готовый продукт и уже генерирующие выручку. Поэтому в России был выбран путь сотрудничества со стартапами. 

Цель — проведение совместных проектов через интеграцию продуктов корпорации и молодого бизнеса. Мы находим такие компании, которые имеют технологическую экспертизу, отсутствующую у нас. Тем самым, появляется возможность создать новую ценность. Формируется воронка проектов, работает процесс, помогающий определить, что может быть интересно с коммерческой и технологической точек зрения.

Такая схема предполагает более понятный и прозрачный результат сотрудничества. Корпорация и стартап получают прибыль от конкретного итога совместной работы в конкретные сроки. Эта картина существенно отличается от непонятного (иногда даже обеим сторонам) результата венчурных инвестиций.

Корпорации и стартапы: взаимные ожидания

Как найти стартапы для сотрудничества? Мы для себя выбрали несколько направлений. Это университетские программы с ведущими вузами Санкт-Петербурга и других российских городов, что дает нам доступ к компаниям, работающим на базе университетов. Еще один путь — партнерство с конкурсами стартапов.

Так мы уже не первый год взаимодействуем с конкурсом Web Ready, в этом году он претерпел качественную трансформацию, обновил фокус, формат и название — GoTech. Здесь мы к тому же расширяем свои деловые контакты в профессиональном сообществе, что тоже является одним из методов поиска молодых компаний. 

Отдельно сотрудничаем с венчурными фондами, которым интересна наша экспертиза при оценке стартапов и технологий. В результате мы расширяем воронку потенциальных партнеров, а венчурные фонды получают выгоду от нашей работы с их портфельными компаниями.

Интересна история с одним из победителей конкурса Web Ready в номинации EMC. Речь идет о компании Arkstore. Стартап возник в результате студенческого проекта, который наш центр разработок в Санкт-Петербурге инициировал и курировал на базе Университета ИТМО.

Мы были в тесном контакте с командой проекта, решившей развивать тематику дальше и делать продукт в области семантического хранилища данных (semanticdatastorage). Компания Arkstore дважды была в финале нашей номинации на Web Ready и одержала победу со второго раза в 2013 году.

Мы организовали ряд сессий по обмену опытом для команды проекта с нашими глобальными экспертами в корпорации и очень надеемся, что полученная обратная связь позволила скорректировать направление развития компании и более правильного позиционирования их продукта. Тем не менее, проект по меркам EMC находится на ранней стадии с точки зрения возможного инвестирования.

Не все стартапы одинаково полезны

Не каждый стартап, конечно, способен пройти отбор и стать партнером при выполнении той или иной задачи. Помимо того, о чем я говорил выше, от него требуется открытость и прозрачность, он должен быть готов к сотрудничеству, что опять же свойственно далеко не всем.

Например, некоторые хотят с помощью инвестора вырастить оригинальную технологию и выйти на рынок. От руководителей компании также требуется обладать не только глубокой технологической экспертизой, но и иметь высокую предпринимательскую квалификацию.

Для стартапа сотрудничество с крупной корпорацией дает возможность проверить собственные решения на реальных задачах, получить прибыль от реализации проекта. Также он повышает свой имидж в деловых кругах. На него обращают внимание венчурные инвесторы и крупные игроки рынка, готовые к реализации новых проектов. 

В этом смысле принцип ЕМС — не ограничивать молодую компанию в сотрудничестве с другими корпорациями или фондами.

В качестве примера приведу сотрудничество нашей компании с молодым российским стартапом InfoWings. Его специализация — аналитика больших данных. Глубокая экспертиза в этой области в нашем центре пока отсутствует, и сотрудничество с InfoWings позволило выполнить ЕМС очень интересный проект для Центра анализа данных АО «НИТ» правительства Казахстана.

Проект предусматривал анализ использования гражданами различных электронных госуслуг и выработку рекомендаций по улучшению сервисов.

Не каждый стартап сразу же готов принять предложение крупного игрока о сотрудничестве. Например, у руководителей компаний есть боязнь потерять интеллектуальную собственность. Хотя корпорация в данном случае претендует только на то, что сгенерировано в рамках совместного проекта, а именно —интеллектуальную собственность, полученную в рамках выполнения конкретной задачи, которая получилась при интеграции известных коммерческих продуктов.

Еще одно опасение стартапов — это потеря собственных сотрудников, готовых перейти на работу в крупную компанию с постоянной зарплатой. Но на нашей практике таких случаев не было. И в целом, стоит отметить, что те компании, с которыми в России сотрудничает ЕМС, достаточно открыты и никаких непреодолимых проблем у нас с ними не возникало. Главное, чтобы у сторон была добрая воля и взаимная заинтересованность.

Все дороги ведут к поглощению?

Может ли случиться покупка стартапа после плодотворного сотрудничества? Я бы сначала рассмотрел вариант, при котором поглощение случается после венчурных инвестиций. В большинстве случаев так оно и происходит. Через инвестицию происходит влияние на компанию, управление ее развитием, и постепенно она становится интересной для покупки.

Что касается следующей стадии после сотрудничества крупной корпорации и стартапа, то поглощение — это вполне естественный процесс. Но для того, чтобы он случился, необходимо выполнение большого количества условий. Если вдруг покупка стартапа не случилась, то говорить о том, что сотрудничество было до этого бесполезным, не стоит. Поглощение — это вишенка на торте, а сам торт состоит из тех проектов, которые корпорации и стартапы совместно разрабатывают.

Комментарии 0
Зарегистрируйтесь или , чтобы оставлять комментарии.
Войти с помощью: