IT сейчас нужны не только новые специалисты, но и новые преподаватели
Статьи 31 мая 2016 •  therunet

IT сейчас нужны не только новые специалисты, но и новые преподаватели

31 мая 2016
Редакция
Газета без бумаги и «без расстояний», которую Вы создаете, будет великим делом. (В.И.Ленин, 1920 г.)

Во многих российских вузах есть кафедры западных IT-компаний — Microsoft, SAP — но нет кафедр даже крупнейших российских IT-компаний, таких как «Яндекс»или Mail.Ru, отметил на открытии форума глава ИРИ Герман Клименко. «С одной стороны, мы говорим про импортозамещение, с другой — сами помогаем иностранным компаниям, которые потом перетягивают к себе наших специалистов», — возмутился он.

О необходимости подготовки кадров в сфере IT говорят все, но следует понимать, что новым специалистам нужны и те, кто будет их учить — и для этого не подойдут преподаватели старого образца, подчеркнул депутат Леонид Левин.

Main_левин
Леонид
Левин
депутат Госдумы РФ

«Сегодня у нас ученики нового поколения, но нам нужны и учителя нового поколения. 78% молодых специалистов хотят работать в компаниях, поддерживающих инновации, и им нужны учителя нового поколения, наставники, носящие не столько роль носителя знаний, сколько проводника в мир новых возможностей»

К 2020 году аналитики прогнозируют огромный спрос на кадры в сфере IT. Спрос на современное, качественное, технологичное образование существует на всех уровнях общества, поэтому настолько важны программы профориентации для школьников, такие мероприятия как «Буду гуру», «Час кода» и подобные им, отметил Левин. 

Интернет — это архитектура, которая быстро, динамично развивается, а система образования более консервативна. Но обе эти сферы оперируют одним и тем же: информацией. Интернет может эту информацию создавать и обрабатывать, а система образования должна преобразовать эту и в знания, рассуждал Левин. 

Важный тренд последних лет — повышение вариативности образовательных программ, констатировал замминистра образования Александр Климов. Сегодня и вузы, и каждый отдельно взятый студент стараются думать о том, что будет после окончания учёбы. 

Main_климов
Александр
Климов
заместитель министра образования

«Дистанционное образование расширяет возможности для вариативности. Теперь у студентов появляется больше возможностей, в частности, выбирать модули не только в рамках вуза выбирать модули, но и дистанционно.
<p>Для нас важен результат, наши требования к образовательным организациям вне зависимости от того, какие — очные или дистанционные технологии они используют, ученики должны демонстрировать результат. Если после окончания дистанционной программы студент не может извлечь корень из ста, что-то с этой программой не так»

Всего несколько технологий могут изменить ландшафт будущего и «убить» определенные профессии: так беспилотные авто угрожают благополучию профессии водителя, а блокчейн — будущему нотариуса, рассуждал в начале своей презентации глава ФРИИ Кирилл Варламов. 

Main_варламов
Кирилл
Варламов
руководитель ФРИИ

«Мы начинаем конкурировать не за капитал, а за комфортность проживания людей. Поэтому мы должны говорить об образовании как о части развития человеческого капитала. В него входят значительно более широкие понятия. По разнице потенциалов Россия находится на 26-м месте. Но мы уступаем позиции, потому что другие страны, например, предлагают более интересную работу»

С человеческим капиталом в России все в порядке: российская система действительно позволяет готовить крутых программистов, и последняя всемирная олимпиада по программированию в очередной раз это доказала: в первой десятке оказались сразу пять команд отечественных вузов. Победа тоже осталась за россиянами. «У нас есть мода на высшее образование — традиция такая. К высоким технологиям мы относимся с огромным уважением, умеем готовить качественных программистов», — рассуждал Варламов. 

Проблема, убежден он, состоит не том, что в России не умеют готовить профессионалов, а в том, что здесь не работает система перехода молодого человека от школы к вузу, а от вуза к компании. «Школьники сейчас не понимают, какие профессиональные перспективы у них есть. При этом вузы живут на бюджетные деньги и не обращаются к компаниям, чтобы получить понимание того, для кого они готовят своих выпускников». 

Инвестиции в человеческий капитал должны стать основным приоритетом, подчеркнул глава ФРИИ. «В России мы говорим «затраты на образование», а в США, например, говорят «инвестиции в образование». Чувствуете разницу?»

Main_плуготаренко
Сергей
Плуготаренко
глава РАЭК

«Тысячи российских вузов готовят IT-специалистов, но опрос, устроенный РАЭК, показал, что компании недовольны уровнем образования. Учебная программа не согласована с работодателями. Отправлять на стажировку в компании нужно не только студентов, но и преподавателей. Нам нужно понять, где бизнес может соприкасаться с высшей школой»

Секция «ИТ кадры: где и как готовить специалистов для отрасли» открылась с короткого доклада ее ведущего, ректора Университета Иннополоис Александра Тормасова. Вопрос о важности IT-кадров для страны никем уже не оспаривается, поскольку информационные технологии являются смазкой для всей экономики, признал он. «Где этой смазки мало — там мы проводим время в очередях, пользуемся неэффективными сервисами, теряем деньги и замедляем развитие». 

Кирилл Варламов обратил внимание на любопытную статистику: после 9 класса ЕГЭ по информатике сдают 26% школьников, а после 11 класса, когда результаты ЕГЭ учитываются при поступлении в ВУЗы — втрое меньше, всего 8–9%. Информатика не стала меньше интересовать детей, но ВУЗы при поступлении на технические специальности требуют именно физику. «Это интеллектуальная трусость вузов или что?», — недоумевает он. 

По мнению исполнительного директора АПКИТ Николая Комлева, одна из главных проблем российского IT-образования сегодня — попытки создания профессиональных стандартов. Эта сфера настолько стремительно развивается, что поспеть за ней практически невозможно: к тому времени, как будут сформулированы стандарты, они могут стать уже неактуальными. «В целом, пятилетний срок очень долгий, но, если мы работаем синхронно, результат есть», — отметил он. 

Сейчас в сфере образования начинается еще один процесс: независимая оценка квалификаций. Это сложная тема, но в некоторых областях она очень необходима. «Мы в нацсовете спорим, обязана ли она быть обязательной или добровольной, «ЕГЭ для вузов», — рассказал Комлев. «На кой черт нам нужна общественная независимая оценка? Есть спрос на выпускника вуза — есть оценка!» — возразил ему Варламов.

Комлев признался, что именно об этом он и говорил на заседаниях Национального совета при президенте РФ по профессиональным квалификациям. «Но встает Рошаль и говорит: а ты хочешь, если ляжешь под нож хирурга, чтобы тебя оперировал врач, для которого профстандарты не имеют значения?» После этого, заключил Комлев, он был вынужден признать необходимость профстандартов по крайней мере в некоторых областях.

О том, как крупные российские технологические компании ищут будущих специалистов, рассказал Кирилл Ширяев, представлявший на форуме «Лабораторию Касперского». 

Main_ширяев
Кирилл
Ширяев
руководитель отдела подбора персонала «Лаборатории Касперского»

«То, что у нас нет кадров в IT, я знаю уже давно. Поэтому все мы (IT-компании) делаем всё возможное для того, чтобы этих ребят найти.
<p>Для этого мы пошли в школы. Мы уже второй год участвуем в „Часе кода“, рассказываем детям о том, как круто работать в IT.
<p>Если говорить про различное корпоративное обучение и дополнительное профессиональное образование, то все это делается силами компаний. У нас есть такая программа образования. Сделана она в рамках нашего офиса, чтобы не зависеть от конкретного вуза: мы хотим взять лучших из хороших, а не лучших из хорошего вуза»

Кроме того, часто академических знаний, которые даются в вузах, не хватает, отметил Ширяев. Но в таком случае возникает вопрос, как давать допобразование? «Тут явно нельзя делать профстандарты на 5 лет, надо или менять их каждый год, или делать специализированные курсы с IT-компаниями», — предложил он.

В прошлом году «Лаборатория Касперского» сделала собственную программу по профобразованию для молодых специалистов, чтобы после подготовки найти новых сотрудников в штат. «Когда мы это продвигали, большая часть взаимодействия с этими ребятами у нас проходила, прежде всего, дистанционно. А партнерства с вузами не выходит, потому что в вузах воспринимают это какчто-что, что надо только самой компании», — объяснил Ширяев. 

После этого слово перешло к представителям вузов, а именно — к декану Факультета информатики и систем управления МАМИ Андрею Филипповичу. Он сравнил российскую систему образования в сфере IT с опытом западных стран и рассказал об изменениях в российском высшем образовании. 

Main_филиппович
Андрей
Филиппович
декан факультета информатики и систем управления МАМИ

«Если раньше мы три года учились фундаментально теоретическим дисциплинам, а потом два года изучали более прикладные специализации, то сегодня ребята получают реальные задачи с первого семестра, и к выходу студенты имеют порядка восьми проектов в портфолио. Мы пытаемся совместить фундаментальную и прикладную базы. Что касается магистратуры, одна из наших задач — подготовить специалистов, которые готовы проводить RND в области IT. Надо помнить, что главным потребителем кадров в ближайшем будущем будут не крупные компании, а средний и мелкий бизнес. Так на выходе мы хотим, чтобы каждый студент участвовал в RND-проекте, в стартапе и т. д.»

Способ мотивировать высшие учебные заведения для подготовки более качественных кадров предложила Юлия Селюкова из АФК «Система». Как она считает, в этом поможет сокращение госфинансирования вузов. «Если вузу будут меньше давать денег, он будет больше подстраиваться под работодателя! А когда у нас с одной стороны родители, которые оплачивают детскую учебу, а с другой — государство, зачем вузу нужны компании? Стремления такого и нет», — рассудила она.

Комментарии 0
Зарегистрируйтесь или , чтобы оставлять комментарии.
Войти с помощью: