22 июня четверг
ДОЛЛАР 59.72 -0.93
ЕВРО 66.68 -0.95
ЮАНЬ 8.74 -0.95
ФУНТ 75.66 -0.96
НЕФТЬ 51.99 0.62
золото 1168.81 -0.02
МТС
8.63 -1.26
VimpelCom Ltd
4.05 0.00
Yandex
26.78 +2.02
Mail.Ru Group
28.13 0.00
Ростелеком
70.73 +1.04
QIWI
24.2 -1.67
МегаФон
534.8 -0.69
РБК
7.17 +0.84
Леди Рунета: Ольга Мананникова (Мец)
Интервью 25 июня 2013 •  therunet

Леди Рунета: Ольга Мананникова (Мец)

Меня многие спрашивают, как достичь гармонии между карьерой и личной жизнью? Я честно отвечаю: «Для женщины - никак».

25 июня 2013
Людмила Булавкина
Серийный предприниматель, специалист в области социальных медиа, поклонница чистой речи и грамотного письма. С 2000 года работает в сфере интернет-маркетинга, развития бизнеса, построения продаж и управления репутацией. Руководила маркетингом в социальной сети "Одноклассники". Постоянный член жюри Премии Рунета. Автор более 90 статей в области маркетинга и предпринимательства. Имеет собственный бизнес.

Из досье

Имя: Ольга Мананникова

Возраст: 32

Образование: факультет
иностранных языков МГУ им. М.В. Ломоносова

Семейное положение: замужем

Должность: директор
по маркетингу в HeadHunter, Ведущая
авторской радиопередачи станции Сити FM

Особые примечания: Легкая, но не прочь похудеть еще немного, лишь бы это не
мешало быть донором крови. Полиглот. Поет, танцует, увлекается серфингом,
сноубордом, вейкбордингом, йогой. Свободного вероисповедания, убежденная
оптимистка.


«Олечка, поздравляю с недавним замужеством!»,


— Людмила Булавкина

Ольга Мананникова:
Спасибо-спасибо! Я кстати меняю фамилию, скоро буду Мец. Все рекрутеры у виска крутят — все-таки какой-то вес уже у моего имени на рынке есть, но я так решила.

Я только недавно прилетела с Бали, где, собственно, и выходила замуж. И сразу на работу, фактически с самолета. Поехала на ежегодный слет-обучение наших маркетологов.


«А много вас?»,


— Людмила Булавкина

Ольга Мананникова:
52, со всеми регионами и странами. Но в прямом подчинении у меня только восемь человек.


«Большая ответственность. Ты к этому сознательно шла, строила карьеру?»,


— Людмила Булавкина

Ольга Мананникова:
Карьеру — скорее, по наивности, от незнания. Работала, где хорошо, и делала, что интересно. Я в этом плане не классическая бизнес-леди — целей себе не ставила, правильных установок не давала.
Да, конечно, я современная, адекватная, про бизнес и про результаты. Могу, когда надо, быстро собраться и сделать. Особенно если меня раздразнить.


«Значит, дразнят тебя по жизни. Но кто-то ведь учил, помогал?»,


— Людмила Булавкина

Ольга Мананникова:
Если говорить про учителей в карьере, то их три, и все руководители, что не удивительно. Феликс Мучник (Софткей), Паша Черкашин (Adobe) и Миша Жуков (HeadHunter).
Феликс научил многому. Он ввел меня, «девочку с иняза», в реальный бизнес. Хотя сначала, когда мне предложили работать в ИТ, я сказала «Ой, нет, спасибо». Мне дали день подумать, и я все же пошла.


«А что было до этого? Сплошь гуманитарные профессии?»,


— Людмила Булавкина

Ольга Мананникова:
Чего только не было! Работала на телевидении, сопровождала антикварные выставки, помогала продавать дубленки и шубы... Про компьютер знала только что, он включается и, там есть аська.
Феликс первый состав Софткея очень оберегал и вкладывался в людей по-настоящему. Мы проработали вместе 4 года. И я очень люблю его и его жену Женю! Говорят, в компании сейчас все иначе. Но у меня был свой прекрасный Софткей, который дал мне важный старт в жизни.


«Почему тогда ушла?»,


— Людмила Булавкина

Ольга Мананникова:
Потому что стало понятно: либо пора уходить — либо это навсегда.
Вначале все вокруг меня были такие взрослые! Я просто всех слушала и запоминала, и если что-то понимала, то старалась, опять же, как взрослая, эту мысль до других донести. Притворялась, фактически. А лет так в 25 вдруг поняла, что всё стало по-настоящему. И то, что я говорю — слушают, а то, что делаю — для других является примером.
Потом о возрасте еще не раз задумывалась. Помню, был такой эпизод со мной в Adobe. Мне отказывали в назначении на позицию директора по маркетингу. Так и сказали, мол, «Вы слишком молоды. По всему миру на этой должности люди старше 40». Но я вспомнила вовремя всякие рассуждения про «эйджизм» и желаемую позицию все-таки получила.


«Как, наверное, порадовались те, кто тебя в Adobe рекомендовал!»,


— Людмила Булавкина

Ольга Мананникова:
Только меня никто не устраивал.
Представь. Крупная международная корпорация открывает у нас представительство. Требуется знание и опыт маркетинга плюс отличный английский. Вот я сама им и продалась. Прямо пришла и сказала: «Я — лучший маркетолог». И Паша Черкашин меня взял.
Паша — гений, человек с «левой резьбой». Для него сотрудники — не подчиненные, а партнеры. А партнера нельзя подвести!
Паша — из тех, кто приходят и видят мир иначе. Всегда что-то изобретает: новые бизнесы, неожиданные решения, рекламные ходы или просто развлечения. Помню, как-то во время длинного перелета в очередную командировку он придумал игру — нужно было представить, что существует «Агентство Исполнения Желаний»: с неограниченными возможностями, связями, бюджетами. И у тебя есть возможность загадать лишь одно желание. Очень, хочу тебе сказать, людей раскрывает такая ситуация. Мы сначала через нее всех коллег прогнали, а потом это стало своеобразной традицией — каждого нового сотрудника мы ошарашивали таким вопросом-тестом.


«А ты какое желание тогда загадала?»,


— Людмила Булавкина

Ольга Мананникова:
То же самое, что и сейчас — провести один день в образе знаменитости, той же Мадонны, например. Не в смысле, в ее теле, а именно в положении: многомиллионная толпа обожающих фанатов, постоянное пристальное внимание и огромная ответственность.


«Чем еще запомнилась работа в Adobe?»,


— Людмила Булавкина

Ольга Мананникова:
Своей глобальностью. Я много ездила. Очень выросла профессионально.
Опять же, спасибо Паше. Он сам производит впечатление абсолютно счастливого человека. Находит время летать, играть на барабанах, растить троих детей. Развивает стартапы, управляет фондом, но при этом всегда расслаблен. Просто он влюблен в жизнь! Глядя на него, хочется поменять и свое отношение к жизни. Научиться брать и отдавать.
Вообще-то, Adobe — это была мясорубка. Мало того, что все своими руками — работала за целый регион я и еще полчеловека-ассистента. По 25 конференс-коллов в неделю, по 9 перелетов в месяц. Так можно и умереть в самолете...

Вот и у меня тогда все сломалось — здоровье, личная жизнь... Какой мужчина потерпит, когда его женщина вечно вне дома, а если и дома — то в скайпе до утра?


«Так неужели баланса достичь невозможно? Всякие правила тайм-менеджмента?»,


— Людмила Булавкина

Ольга Мананникова:
Меня в моей радиопередаче многие спрашивают, как достичь гармонии между карьерой и личной жизнью? Я честно отвечаю: «Для женщины — никак».
Роль женщины в семье — это совсем другое, на уровне менталитета. Вот вспомнила опять про Женю, жену Феликса. Как она готовит, как ухаживает за мужем! А если женщина занята карьерой — то дома ситуация все время нагнетается. Ты не можешь выдохнуть, чувствуешь себя виноватой...


«И чем такие истории заканчиваются?»,


— Людмила Булавкина

Ольга Мананникова:
Нервным срывом.

Работа все время затягивает, ты не можешь оторваться, цепляешься, берешь новые и новые проекты. Хочешь все делать хорошо, что-то доказать. А ощущения завершенности нет.
Слава богу, я всю жизнь работаю по найму. Даже представить себе не могу, как живут люди, у которых свое дело. Меня бы это утопило совсем!

Я отработала в Adobe 4 года и здоровье не выдержало. Прямо в командировке в Штатах попала в больницу. Мне запретили летать, отправили отдыхать на Гавайи. И там произошла полная переоценка всего.


«Вот не верю я как-то в рассказы о тотальной переоценке. В чем это конкретно выражается?»,


— Людмила Булавкина

Ольга Мананникова:
Когда понимаешь, что выражение «От работы кони дохнут» имеет под собой реальные примеры, начинаешь верить и в тотальную переоценку, и сомневаться в собственных убеждениях, которые казались непоколебимыми. Пришло очень четкое понимание, что я — это не директор по маркетингу в глобальной корпорации. Я — Олечка — девочка, женщина, жена, подруга, кулинар, серфер, шопоголик. Эти умения не менее важны, чем профессиональные навыки.


«Кто поддерживал? Кто помог пережить этот этап жизни?»,


— Людмила Булавкина

Ольга Мананникова:
В первую очередь я рассчитывала на себя. Хваталась за все. Ходила на тренинги, к психологам, общалась со счастливыми семейными парами. Мне было важно вынырнуть.

Глубокая и долгая депрессия — это не про меня. Я буду всегда что-то делать, искать выход, работать над ситуацией. Инстинкт к выживанию развит хорошо, видимо.
Ну и друзья, конечно, очень помогали. Мы много-много лет дружим с Сашей Лысковским (Alawar Entertainment). Он, будучи собственником бизнеса и человеком из индустрии, умеет совмещать бешеный темп работы и жизнь за рамками офиса. Он очень сильно поддерживал меня в тот период, за что ему бесконечная благодарность.
И ты знаешь, время как-то сразу появилось — и на спорт, и на отдых. Изменилось окружение — и мое отношение к нему. И работа при этом делалась, и даже эффективность не падала. Наоборот, я как-то выдохнула и стала концентрироваться только на важных проектах, не пытаясь успеть везде.

Много хобби открылось — новых и старых. Спортом стала заниматься, совершенно влюбилась в серфинг. Я и с мужем своим на Бали познакомилась, в серф-школе.


«Твоя энергичность и деятельность нашли себе место на Бали? Там разве не тишь да гладь?»,


— Людмила Булавкина

Ольга Мананникова:
Нет, конечно. Бали — это не Мальдивы. Там жизнь кипит. И там волны.


«Но ведь с Adobe карьера не закончилась — ты не перестала работать!»,


— Людмила Булавкина

Ольга Мананникова:
В Adobe я проработала еще полгода. Сделала за это время самый масштабный в мире launch нового продукта (мы собрали на платный ивент людей больше, чем на такое же мероприятие в США), запустила еще несколько интересных проектов, но было ясно, что надо двигаться дальше. Честно говоря, даже были мысли все-таки отдохнуть полгода-год где-нибудь в теплых странах...

Но тут позвонила Алена Владимирская, предложила встретиться с Юрой Вировцом. Многие сомневались: куда это я — из международной корпорации — в русский бизнес? Но я все-таки за интересными проектами иду, а не представлениями о том, как правильно или неправильно строить что-то в жизни. И пока все отлично складывается.
У меня интересная работа, масштабные проекты, ресурсы на их воплощение и даже на полноценное отслеживание их эффективности (как мне не хватало этого в Adobe!).

Я живу на Рижской, работаю на Алексеевской, могу ездить на обед домой. У меня йога прямо в офисе, портниха через дорогу и я не трачу полжизни на простаивание в пробках. В общем, я счастливчик, Вселенная меня любит.


«Вот так все сладко и гладко?»,


— Людмила Булавкина

Ольга Мананникова:
Вначале в HeadHunter были свои сложности. И здесь тоже не обошлось без учителя. Миша Жуков. Он очень правильный, никогда не говорит, как надо делать, сознательно не вникает в микроменеджмент. Зато задает правильные вопросы и отправляет искать ответ. Он все время дает мне уроки самостоятельности!
Я, когда пришла, впервые оказалась в роли руководителя большого коллектива. Там было 24 человека только в Москве и еще 20 — в регионах. Ольга Бруковская до меня была там директором по маркетингу, и мне достался нормально отстроенный отдел.
Единственное, с чем пришлось побороться, это со стереотипами, что маркетинг — это своего рода бэк-офис, обслуживающий департамент. На самом деле, конечно, нет, особенно в интернет-бизнесе. По сути, мы не продаем ничего, кроме трафика и его конверсий в резюме, в отклики, в рекламные показы. За то, сколько этого трафика будет и насколько качественным он окажется, отвечает маркетинг, и только он. Так что, по сути мы — основа бизнеса. А это большая ответственность и большие возможности.
И ты знаешь, сейчас, может быть, хантеры активизируются, но я не могу об этом не сказать — у меня процентов на 80% — dream team.

Хотя я не боюсь хантеров — не перекупят! HeadHunter был одним из первых, кто озаботился вопросами HR-брендинга — мы принесли это понятие на рынок, и мы его же на себе первыми испробовали. У нас и фрукты, и свободный график, и своя химчистка, спорт в офисе, маникюр практически на рабочем месте. Людей моих зовут, но они, к счастью, не уходят. Потому что отношения человеческие. Мы фактически дружим, при том, что и KPI у нас очень высокие, и темп работы бешеный. Но все равно иногда мне кажется, что у ребят энергии больше, чем задач, которые я успеваю им давать:).


«Прямо чувствуется, как тебя все это радует.»,


— Людмила Булавкина

Ольга Мананникова:
Да просто окрыляет! Я именно здесь для себя открыла, как важно дать людям возможность расти. Моя роль — подтолкнуть, помочь взлететь и дать возможность летать самостоятельно. Чем профессиональнее они становятся, тем меньше у меня работы (смеется).


«Что нового у вас происходит в компании? Какие еще стандарты создаете, помимо много лет назад прижившейся в стране именно вашей формы резюме?»,


— Людмила Булавкина

Ольга Мананникова:
Мы работаем над максимальной автоматизацией продаж. Движемся в сторону своего рода магазина услуг, e-commerce в трудоустройстве. Задач две — упрощение интерфейса и качество базы соискателей. Еще надо сокращать отставание в мобильном тренде.


«Так значит, теперь все-таки найден баланс между работой и личной жизнью. Ты часто дома, с мужем. Он тоже из ИТ?»,


— Людмила Булавкина

Ольга Мананникова:
Нет, он врач-терапевт, заведующий отделением. И на «скорой» работает в реанимационной бригаде. Вот он уходит на работу, и я понимаю, что он сегодня может увидеть, как люди умирают, и от его профессионализма зависит, будет человек жив или нет. Вот где настоящие KPI!


«А он пользуется интернетом?»,


— Людмила Булавкина

Ольга Мананникова:
Да, конечно, через HH подбирает врачей.


«Вы ведь прочно заняли нишу среднего и чуть выше персонала. Будете расширять границы в обе стороны? Начнете работать с комбайнерами и экзекьютив?»,


— Людмила Булавкина

Ольга Мананникова:
Мы счастливы, что обе эти категории у нас уже размещают свои резюме. Посмотри ради интереса — и рабочих много, и доярки есть. Спасибо социальным сетям — в интернете уже практически все категории работающих граждан.
А что касается топов — их тоже немало, по крайней мере, в режиме закрытого-ограниченного доступа или в виде прямой ссылки свое резюме у нас держат очень и очень многие наши с тобой общие знакомые.


«Ты много рассказала о своей взрослой жизни. Расскажи теперь о детстве, о семье.»,


— Людмила Булавкина

Ольга Мананникова:
Я родилась, когда маме было 19, папе 21, в маленьком военном городке с несколькими сотнями жителей.
Папа у меня военный, Мама — преподаватель музыки, абсолютно творческая натура, умеет наполнить жизнь. Какие она придумывала и устраивала праздники, концерты ко всяким праздникам! А сейчас она ведь тоже в интернете работает. Коммерческий директор интернет-магазина по продаже светильников.
Я с 5 лет на сцене, с микрофоном. Если бы совпало, то лет в 15 попробовала себя в шоу-бизнесе. Думаю, из меня вполне могла бы получиться звезда телеэкрана. Но было какое-то представление о правильной жизни, о работе, об образовании. Хорошо, что люди взрослеют и умнеют — сейчас мои представления скорее об интересности, чем о правильности. Зато сейчас зажигаю маленький, но свой радиоэфир на Сити ФМ — получаю невероятнейший кайф от этого.

Мне очень повезло с учительницей английского в нашем городке! Она как моя крестная мама. Когда я в старших классах уехала от родителей к бабушке в подмосковный Троицк, оказалось, что мой уровень подготовки выше, причем по всем предметам. А я-то ехала за новым уровнем образования. Перевелась в Москву, в школу при университете Патриса Лумумбы. Но и там была та же история. Поэтому решила поскорее закончить эту историю. Школу закончила экстерном, с медалью. И потом поступила в ин-яз. Почему именно на языки? Потому, что туда был самый высокий конкурс. А мне уже тогда хотелось туда, где посложнее.

Комментарии 0
Зарегистрируйтесь или , чтобы оставлять комментарии.
Войти с помощью: