18 января среда
ДОЛЛАР 59.19 -0.30
ЕВРО 63.3 -0.33
ЮАНЬ 8.66 0.26
ФУНТ 72.92 -0.86
НЕФТЬ 51.99 0.62
золото 1168.81 -0.02
МТС
10.04 -0.89
VimpelCom Ltd
3.94 -0.76
Yandex
21.92 +1.95
Mail.Ru Group
28.13 0.00
Ростелеком
84.95 +0.43
QIWI
12.37 +1.14
МегаФон
609.6 -0.33
РБК
8.8 +2.56
Леди Рунета: Екатерина Соболева
Интервью 3 февраля 2014 •  therunet

Леди Рунета: Екатерина Соболева

Я думала, что будет лет через десять. И пока у меня нет ответа. Наверное, потому что сейчас «Маньяко» еще не тот, к которому я стремилась.

3 февраля 2014
Людмила Булавкина
Серийный предприниматель, специалист в области социальных медиа, поклонница чистой речи и грамотного письма. С 2000 года работает в сфере интернет-маркетинга, развития бизнеса, построения продаж и управления репутацией. Руководила маркетингом в социальной сети "Одноклассники". Постоянный член жюри Премии Рунета. Автор более 90 статей в области маркетинга и предпринимательства. Имеет собственный бизнес.

Возраст: 28
Образование: учится на MBA в МИРБИС
Семейное положение: не замужем, сын 11 лет
Работа: Генеральный директор РА "Маньяко"
Особые приметы: Вышла из тени Кирилла Готовцева. Точнее, выехала на байке.

***

«Катя, как тебе это удалось?»— 

:Я родилась на Украине, в Донецке. Когда в 90-х стало совсем плохо, родители нашли лазейку уехать в Израиль. Меня ребенком увезли от этого кошмара – бандитизм, безработица и наркомания…

А ведь на Украине мне прочили большое светлое будущее! Я играла на фортепиано по 5 часов в день, как положено – с истериками и ремнями. Все было серьезно, но из-за отъезда пришлось бросить.

«Ты знаешь иврит?»— 

:Владею, да. В Израиле мы все начинали с нуля – чужой язык, незнакомые люди, непросто.

У нас были какие-то вечные переезды, у родителей свои заботы, а я тихо-мирно училась в школе и даже поступила в престижную школу , так называемый израильский физмат. Это были какие-то экспериментальные классы, которые теперь очень знамениты. После такой школы можно было в местный Технион без экзаменов поступать.

Но я в десятом классе вдруг поняла, что будущего своего в Израиле не вижу, очень там все закономерно, правильно и предсказуемо. У большинства людей все одинаково. Женщины лет до 30 крутятся официантками-продавщицами, служат в армии, и лишь потом идут по-настоящему работать. Из-за этого вылетает огромный кусок жизни!

Я оказалась слишком деятельной для этой страны, мне было сложно соответствовать таким жестким правилам. А еще очень сильно тянуло на родину!

«А родина где?»— 

:Конечно, в России! Ведь Донецк - очень русский город.

Мы поднакопили денег, уехали из Израиля, купили квартиру в Подмосковье, а теперь это вообще Новая Москва.

Уезжали мы хитро. Я перед самым отъездом замуж вышла и забеременела. И все это в десятом классе школы случилось.

«Родители были в шоке?»— 

:Не было причины. Я была уже очень самостоятельная, это был мой осознанный ребенок. И хороший муж, который, правда, совсем не хотел в Россию.

А я настаивала, что мой ребенок должен родиться именно в Москве. Это при том, что в Израиле медицина гораздо лучше. Но ведь я порой упрямее здравого смысла. Во мне какой-то внутренний патриотизм проснулся.

«В России наступало время стабильности и роста. 2002 год, как я понимаю.»— 

:Все начинало налаживаться, когда я вернулась и получила российский школьный аттестат. А дальше, как в мемуарах, пять лет до 2007 года сидела дома с сыном. Котлеты, борщи, рубашка белая-синяя-красная, в кубики поиграть, встретить мужа с работы. В итоге мы разошлись. Он так и не смог в России себя найти, вернулся в Израиль. Но отношения у нас очень хорошие.

«Ты все это время совсем нигде не работала?»— 

:Подрабатывала по-всякому. То новости монтировала, то в клубе компьютерном работала администратором.

«На «ты» с компьютером?»— 

:Компьютер дома был с детства. Папа в Израиле занимался графическим дизайном, работал в типографии. Я хоть и не гик, но мне очень с детства нравилось смотреть, как папа работал в Corel. Смотрела и училась, что-то даже помогала.

Екатерина Соболева и Кирилл Готовцев, РА "Маньяко"

«Как ты встретилась с «Маньяко»?»— 

:Разошлась с мужем и стала искать работу. Ребенок в садик пошел.
Я зарегистрировалась в ЖЖ и там мне попалось объявление о поиске помощника менеджера по поддержке. Это было первое в жизни собеседование, лично с Кириллом Готовцевым. Он задавал какие-то жуткие вопросы! У меня дико коленки тряслись. Только представь, что меня, просидевшую дома пять лет, какой-то серьезный дядька с большими усами спрашивает: «Из чего состоит сайт?». О, Господи!

Но Кирилл в итоге взял меня помощником. А через две недели моя начальница резко уволилась и мне пришлось встать на ее место менеджера проекта.

«Что за клиенты тогда были?»— 

:Самый мой первый – Х5 Ритейл Групп, сайт для «Пятерочки». Клиентка звонила в истерике и требовала готовность с какому-то там числу на днях, иначе разорвут с нами контракт. Меня в курилке всем офисом откачивали.

Как оказалось, моя предшественница чего-то клиенту наобещала, а я узнала об этом за три дня до… Но в итоге все сдали, и мне даже дали премию. 12 000 рублей! При зарплате 15 000!

«Сколько человек работало?»— 

:Около 30 в Москве плюс разработка в Казани и дизайн в Таллине. Тогда еще Дмитрий Завалишин (dz.ru – прим.редактора) c нами был.

«И с 2007 года ты из Маньяко ни разу не уходила?»— 

:Как-то так и пошло. Стала начальником отдела, потом ко мне перешли вообще все сайты. Потом арт-директор таллинский захотел работать только со мной и мне отдали весь дизайн. И тут грянул кризис. Кирилл с Димой разошлись. И Кирилл предложил мне стать партнером. Всего год спустя, как я пришла в компанию.

«Ты знаешь, почему?»— 

:Я все таки была лишь недавно после развода, муж меня годами приучал к «домашнести». А прийдя на интересную работу, я как с цепи сорвалась, жила только этим. Это было дело принципа – доказать, что могу и справлюсь.
Очень поддерживали коллеги и сам Кирилл. Он создавал мне ситуации, где я училась. И доверял – это самое главное.

«Как вы распределили роли с Кириллом?»— 

:Он взял на себя весь креатив, а я всю «операционку» – документы, бухгалтерию, финансы. У Кирилла на все это терпения не хватает. Я ему освободила место, чтобы он мог творить. И пошла просто работа. Из крупного – делали проекты для Евросети, HH, Adobe.

«Из чего состоит бизнес, и что приносит больше денег?»— 

:Треть – рекламные заказы, треть – дизайн-проекты и треть – разработка сайтов. Это если по объему. Веб, наружка, креатив – их распределение и перевес менялись в разные годы.

««Маньяко» известен своим провокационным креативом. Вам это помогает продавать?»— 

:Я к провокациям отношусь рационально. Пусть будут, если это работает. А это и правда работает!

Однажды мы с сыном в Египте отдыхали, вечером сидели в баре, общались с русскими. Какой-то программист из Питера не поверил, что я работаю в «Маньяко», допытывал, есть ли у нас офис, и вообще, что все это на самом деле. А потом спросил, зачем мы так называемся и так себя ведем. А я его в ответ спросила: «Вот ты много рекламных агентств московских знаешь?». Он ответил: «Пожалуй, кроме вас никого».

Мы сделали что-то, что зацепило и выбивается из списка.
Наш провокационный креатив – это часть бизнеса, которая должна быть уравновешена. Вдумчивые и профессиональные предложения, на фоне которых можно себя чем-то побаловать.

«У агентства был очень не простой 2012 год. Кирилл тогда открыто писал о потребности в инвестициях. Что случилось?»— 

:Это был переломный момент, когда выстроенная система вдруг перестала работать и пошла не в том направлении. У нас сложился очень широкий разброс компетенций и не было универсальных специалистов по всем направлениям. Чтобы закрыть полностью все, обещанное клиенту, требовался большой штат. А потом люди сидели без заказов и себя не окупали.

Предложений о вливании внешних денег нам никто не сделал, потому что все знали, что Кирилл не согласится играть по чужим правилам.
Я должна была что-то придумать! Как раз тогда учиться пошла на менеджмент, вот на учебе как раз план реформы и родился.

«Вы сузили специализацию?»— 

:Мы стали продавать только то, что делаем лучше всех. Вспомнили подходящее слово и научились это правильно преподносить. Теперь мы продаем консалтинг – лучшее, что делает Кирилл.

Раньше планирование, стратегия – все это шло «в нагрузку» и клиент не всегда это ценил. Рекомендации и экспертные мнения по проектам проходили вокруг разговора за жизнь, а теперь это – самостоятельный успешный продукт.

«Клиенты покупают консалтинг отдельно от реализации?»— 

:Пять лет назад все без исключения бизнесы пришли в интернет. «Тут клево и дешево. Забабахаем бизнес!», – думало большинство. Но так не получилось. Кроме разовых продаж в пик сезона. Ведь по сути, люди бизнес свой не развивали, а просто делали вливания в рекламу. Инвестирование было в ситуацию, а не в бизнес.

Сейчас мы занимаемся стратегией. С тем преимуществом, что не просто консультируем, но и сами умеем делать все.

Почему часто не доверяют консультантам? Они вроде как не умеют делать что-то своими руками. А мы умеем и всем это давно доказали! Отсюда, имеем право учить других.

«В чем еще суть преобразований вашего бизнеса?»— 

:Мы научились продавать экспертизу Кирилла без дорогих трудозатрат на сотрудников. Остались маленьким коллективом и большинство вещей делаем сами, кое-что отдаем на аутсорс. База подрядчиков просто огромная!
У нас получился маленький бизнес, почти семейный, с элементами кооператива. Нам хватает. Всю работу делает Кирилл.

«Что считать работой?»— 

:Все, что представляет ценность для клиентов и то, что приносит прибыль. Его мозги никто не повторит.
А я учусь. При этом сайты с меня никто не снимал.

«Что дальше?»— 

:Я думала, что будет лет через десять. И пока у меня нет ответа. Наверное, потому что сейчас «Маньяко» еще не тот, к которому я стремилась. Не ставлю новых целей, пока не все ранее поставленные достигнуты. Моя цель – разгрести последствия кризиса и навести порядок.

«Что могло бы кардинально изменить ситуацию? Контракт с Apple, например?»— 

:Да мы работали уже с ними! Рекламировали их iPod-нано цветные. Я тогда только пришла.

«Без тебя бизнес встанет?»— 

:Мы эффективно работаем только с Кириллом в паре – без одного из нас бизнес «накроется» сразу.

«Что людей привлекает в вашу команду?»— 

:В агентстве ответственность полностью делегирована. А это несравнимый опыт. Нас до 2012 работало 25 человек. Были все регламенты и инструкции. Но мы всегда людям давали свободу проявления способностей и талантов, практически не проверяли посередине процесса. Ценностью является доверие менеджеру проекта и его личная ответственность за результат.

Екатерина Соболева с сыном

«Что происходит в личной жизни на фоне перестройки собственного бизнеса?»— 

:Пока нахожусь в неторопливых поисках отца моих будущих детей. И воспитываю сына. Он – самое дорогое в жизни. Передо мной стоит задача научить ребенка всему, в том числе своим примером. На мне роль и мамы, и папы. Мужество, уважение к женщине – я всему его сама учу. Хотя с папой он общается, отношения замечательные.

Я таскаю сына с собой на РИФ, на мотоциклетные тусовки. Он уже дорос до того возраста, когда со мной рядом друг. Для него и про него я постоянно пишу в Фейсбуке. Мамы-бабушки читают. Мне даже говорят, что он – один из самых известных детей в Фб. Меня в том же Израиле на улицах по сыну узнают, по его фотографиям в соцсети.

«У тебя есть свой свод правил, о чем можно и что нельзя публиковать в соцсетях?»— 

:Я не пишу категорично и жестко того, что может оскорбить людей в моем кругу. Выскажу мнение или предположение, но не категорическое заключение. В отличие от Кирилла.

Я не стесняюсь своих увлечений. Кому не нравится, тот со мной просто не общается. Я не стремлюсь к провокации. Мне просто весело!

У меня довольно много ироничных постов – таково мое отношение к конкретной ситуации.

«Как ты оказалась в тусовке байкеров?»— 

:Разбила машину, осталась без прав на полгода и купила сначала скутер. А за ним – мотоцикл. Спортивный, большой, белый. И пошло-поехало. Каталась по Европе, Тайланду. Был ведь живой пример перед глазами. Кирилл помог подобрать правильную экипировку. Хотя раньше я не думала и не мечтала о мотоцикле, но все как-то само получилось.

«Ты на дороге агрессивно себя ведешь?»— 

:Я стараюсь так одеться, чтобы было понятно, что я девочка. Мотоцикл у меня не девчачий, но на шлем специально привязан хвостик. К девочкам другое отношение. С нами не соревнуются, кто быстрее или ловчее. Наоборот. Водители умиляются, вопросы задают, знакомятся. Никто не подрезает и все такое.

«В Израиль не будешь уезжать?»— 

:Вся моя родня в итоге там. Я здесь одна и мне нравится. Люблю трудности - вся жизнь на этом построена. Зато есть целая куча людей, которые помогают. Друзья и среди коллег, и из тусовки, и из байкеров – совершенно разные люди. А еще у меня есть друзья виртуальные, которые тоже поддерживают совершенно реально, на самом деле. Когда много следишь за жизнью других в онлайне – тебе чужие люди становятся роднее и ближе, чем те, кто физически рядом.

«Традиционный блиц. Зачем тебе пирсинг?»— 

:Хотела класса с восьмого. Глубокий смысл не вкладываю. Просто красиво. Как и татуировки. Их у меня – целая спина. У меня там живет летучая мышь Степан. Точно такой же живет дома, тату практически с натуры рисовали.

«Твой стиль в одежде?»— 

:Ничего специфического. Мне нравится интересно одеваться и менять образы. Люблю кожаное-брутальное, а потом на следующий день раз – косичка и розовое платье. Внутри еще не сформировалось точного образа, которому я соответствую. Я могу и так, и так. Комфортно по-всякому. Хотя многие говорят, что я очень креативно выгляжу. Я сама не замечаю, привыкла, наверное.
Кирилл про меня иногда говорит «Катя крутая, она всех порвет!». А дальше обязательно что-нибудь мимими.

«На твоем пути встречались люди-легенды из интернет-тусовки?»— 

:Встречались те, кто оставил впечатление, но кто – не признаюсь. Не буду «палить контору».

«Что в Рунете изменилось за последнее время?»— 

:В том числе благодаря соцсетям стал меняться рекламный рынок. Раньше в основе был маркетинг и коммуникация бренда. Сейчас все коммуникации идут в сторону вовлечения. Коммуникации делают сами люди, носители информации. Компании, которые это понимают, этим пользуются и управляют ситуацией, позволяют людям влиять на свой продукт и на мнение других людей. Сами люди, и их общение стали частью рекламной стратегии.
Например, тот же Мирбис, где я учусь. Казалось бы, серьезное учебное заведение и бизнес-школа, естественно, без ресурсов на рекламу. Но они внутри создали такую атмосферу, что 90% учеников рекомендуют их своим друзьям. Ровно как и мне рассказал про школу мужчина, в три часа ночи на романтическом ужине. И не просто рассказал, а сразу же ночью подал за меня заявление на поступление.

«Зачем тебе MBA?»— 

:Я выбрала факультет стратегического менеджмента и предпринимательства. У меня самая альтернативная цель – я не учусь строить свой бизнес, а изучаю бизнес моих клиентов.

Мне на учебе рассказывают, что происходит на их стороне, чем они думают, живут, какие у них стандарты. Очень ценно! Только благодаря этому я не заболела известной болезнью «MBA головного мозга».

Комментарии 0
Зарегистрируйтесь или , чтобы оставлять комментарии.
Войти с помощью: