13 декабря среда
ДОЛЛАР 57.57 -0.03
ЕВРО 68.68 0.02
ЮАНЬ 8.81 0.20
ФУНТ 75.06 -0.05
НЕФТЬ 51.99 0.62
золото 1168.81 -0.02
МТС
9.99 +2.88
VimpelCom Ltd
0 0.00
Yandex
30.01 +0.54
Mail.Ru Group
28.13 0.00
Ростелеком
66.51 0.00
QIWI
16.45 +3.13
МегаФон
578.3 +1.21
РБК
7.62 0.00
«Благодаря блокчейну у вас будет лучшая в мире система здравоохранения»
Интервью 23 ноября •  therunet

«Благодаря блокчейну у вас будет лучшая в мире система здравоохранения»

Эксперт в области мирового здравоохранения и блокчейна Прадип Гоэл рассказал theRunet о том, как российская система здравоохранения может стать лучшей в мире благодаря новым технологиям, блокчейну, телемедицине и какие ошибки США нам повторять нельзя

23 ноября
Екатерина
РЕДАКТОР THERUNET

Прадип Гоэл (Pradeep Goel) — CEO компании Solve.Care и эксперт в области мирового здравоохранения и блокчейна. Он был основателем и возглавлял ряд компаний в Штатах и в других странах мира (Азия, Россия, Восточная Европа), работал над созданием и изменением системы здравоохранения с Президентами Джорджем Бушем и Бараком Обамой, был консультантом правительства в Китае, CIO крупной американской страховой компании, работал в государственных организациях в США в этой сфере, а сейчас занимается почти футуристическим проектом, который объединит и революционизирует мировую систему здравоохранения.

— В чем главное отличие системы здравоохранения в России и США?

— На мой взгляд, главное отличие в том, что в США за лечение платит государство и страховые компании. Если пациент приходит к врачу — он не платит, это всегда делает третья сторона. Благодаря этому американцев совершенно не волнуют счета за медицинские услуги.  В России за медицинское обслуживание пациенты платят напрямую.

Другое различие между США и Россией в том, что в Америке есть множество технологий, которые помогают организовать работу бэк-офиса в мед. учреждениях. Мы инвестируем крупные суммы в анализ этих данных и обучение специалистов. В России в большинстве организаций преобладает бумажный документооборот. Но я не могу сказать, что это плохо. России не нужно повторять все, что было сделано США. Суть в том, что в России система здравоохранения может «перепрыгнуть» определенный период и обогнать Америку в каком-то смысле. 

В России система здравоохранения может «перепрыгнуть» определенный период и обогнать Америку в каком-то смысле.

Вам стоит модернизировать базу данных о пациентах и система здравоохранения станет намного прозрачнее. И в России создать новую систему хранения информации, основанную на технологии распределенных реестров будет гораздо дешевле, чем в США. Это связано с тем, что создать ее с нуля дешевле, чем переделать старую. Я бы взял лучшее из того, что уже есть в США и скомбинировал это с вашей экономикой. Очевидно, что России нужно уйти вперед, а не копировать США.

— Что стоит сделать прямо сейчас, чтобы улучшить российскую систему здравоохранения?

— Система здравоохранения довольно сложная, это всегда так. Если говорить о ключевых моментах, на которых стоит сконцентрироваться властям РФ, то, в первую очередь, это внедрение технологий. В том смысле, что потребитель должен играть важную роль в системе. Не нужно перестраивать технологии так, чтобы исключить потребителя из цепочки. Внедряйте технологии так, чтобы пациент играл центральную роль в процессе лечения.

США здесь совершили огромную ошибку. Мы внедрили технологии, которые работают так, чтобы полностью исключить пациента из процесса. Таким образом, мы остались по ту сторону стеклянной двери и можем только наблюдать. За этой стеклянной дверью большие компьютеры, сложные системы и базы данных. Россия должна внедрять технологии так, чтобы сделать потребителя частью этого процесса. Это больше подходит вашему менталитету и культуре. Кроме того, это будет дешевле и эффективнее.

Я бы убедился, что у потребителя есть доступ ко всем данным. Вся информация должна передаваться из больницы к пациенту, а от него в лабораторию. Затем из лаборатории к пациенту, а от него к фармацевту. У потребителя должен быть доступ к каждому звену этой цепи. Это упростит процесс передачи данных. Вам будет проще менять врачей и клиники, в том числе, и при переезде. Если у вас нет доступа к данным, кто-то другой будет решать, что вам можно делать, а что нет. Российские власти должны создать структуру, где каждая медицинская организация будет передавать данные пациенту. Другими словами, все данные будут принадлежать не больницам, а пациентам.

Все данные будут принадлежать не больницам, а пациентам

Я бы не стал концентрироваться на автоматизации бэк-офиса, хотя она и необходима. Я бы сконцентрировался на технологии, которая позволила бы пациенту принимать лучшие решения. Для этого они должны больше узнать о своих болезнях и образе жизни, а также своих привычках. Люди должны получать полезную информацию, которой они могут пользоваться ежедневно. Пациенты должны иметь возможность сравнить и проанализировать информацию от врачей, фармацевтов и из лаборатории, а затем принять лучшее для себя решение.

— 1 января 2018 у нас вступает в силу закон о телемедицине, чем он может быть полезен?

— Если говорить о телемедицине, то она должна давать возможность выбора. Телемедицина может быть полезна, если я не могу прийти к специалисту. Это может быть связано с тем, что я живу в каком-то далеком от Москвы регионе. При этом технология дает мне возможность проконсультироваться у врача из столицы. Таким образом, телемедицина дает доступ к большему количеству услуг, но не заменяет привычные способы лечения. Телемедицина и искусственный интеллект (ИИ) никогда не заменят врачей. Это просто способ пройти консультацию у специалиста без очного визита. При этом вы можете использовать различные устройства, чтобы передать врачу информацию о состоянии своего здоровья. С помощью гаджетов можно измерить пульс, кровяное давление и даже уровень сахара. Цель телемедицины — дать пациентам возможность лучше заботиться о собственном здоровье.

Сейчас идея вот в чем: потребители ничего не понимают и не знают, что они делают и кто-то должен дать им совет и сказать, как нужно действовать. Но если вы дадите пациентам инструменты и возможность делать больше — они сами всему научатся. Люди сами захотят этого (научиться всему). Технологии должны быть основаны на том, что у потребителя есть доступ ко всей информации и он знает, что с ней делать.

Напоследок хочу посоветовать вам избежать ошибки, которую совершили США. Данные контролируются каждой страховой компанией, доктором и лабораторией. У нас огромные центры хранения и обработки данных. Но при этом специалисты не общаются между собой. Таким образом, сначала мы строим эти хранилища, тратим на это большое количество денег, а потом пытаемся их соединить и не можем это сделать. Не позволяйте такому произойти. Заставляйте специалистов делиться информацией друг с другом. Здесь блокчейн может быть очень полезен. Если хранить данные на основе этой технологии, то доступ к ним будет как у пациента, так и у специалистов. Блокчейн также можно использовать для контроля доступа, пациенты сами могут выбирать тех, кто сможет получить их данные. Тогда у вас будет лучшая в мире система здравоохранения.

— В чем главный плюс телемедицины?

— Она дает вам доступ к лучшей медицине. Во-первых, благодаря этому вы сможете получить доступ к тем специалистам, к которым вы не можете попасть на прием из-за своего места жительства. Во-вторых, вы сможете моментально реагировать на тревожные симптомы. Например, если ваш пульс увеличится, давление выйдет из-под контроля или уровень сахара упадет, вы сразу об этом узнаете благодаря современным гаджетам. При этом пациент или доктор сразу узнают об этих изменениях и смогут принять необходимые меры. Вам не придется 3 дня ждать приема. Третье преимущество в том, что вы можете измерить качество медицинского обслуживания. Это так называемое «второе мнение». Как я могу знать, что получаю лучшее лечение, если живу, например, в Казани и не могу пообщаться с иногородними специалистами. Телемедицина дает возможность поговорить, например, с московскими врачами, которые скажут: «Это не лучший метод лечения, есть другой способ». При этом и сами врачи будут стараться делать свою работу как можно лучше.

Пациенты получат доступ к высококвалифицированным специалистам, которые будут моментально реагировать на возникновение тревожных симптомов

Кроме того, телемедицина дает возможность специалистам из разных городов обмениваться информацией о пациенте. Им не нужно при этом находиться в одной комнате. Также телемедицина сократит расходы на лечение, ведь вам не нужно будет лететь в другой регион и тратить на это время. Вместо того, чтобы провести полтора часа в самолете в одну сторону, потом еще полтора потратить на обратную дорогу, вы можете просто получить консультацию за 5 минут. Но это не самое главное. Важнее всего то, что пациенты получат доступ к высококвалифицированным специалистам, которые будут моментально реагировать на возникновение тревожных симптомов. Также телемедицина дает доступ ко второму и третьему мнению, которые необходимы нам для улучшения результатов лечения.

— Вы слышали о российском проекте «третье мнение»? (Это приложение для анализа медицинских изображений на основе нейронной сети. Оно помогает найти симптомы заболевания на ранних стадиях)

— Я думаю, что в целом анализ при помощи ИИ и новых технологий поможет докторам улучшить результат своей работы. На мой взгляд, это довольно простой сценарий. Представьте, что я — пациент и пришел к вам, а вы даете мне конкретные рекомендации. После этого я обращаюсь к другому врачу и спрашиваю, что он думает о назначенном лечении, насколько оно мне подходит. Он соглашается, но мне нужно третье мнение, и я задаю этот вопрос искусственному интеллекту. Это просто другая точка зрения, другое мнение.

При этом ни одна точка зрения не может быть абсолютной. Не существует докторов, которые не делают ошибок. Мы все — люди. Не существует доктора, который скажет, что не совершил в жизни ни одной ошибки при лечении пациентов. При этом роботы также несовершенны. ИИ только просчитывает вероятность. Но работают с этой информацией живые люди. Специалист может оценить правильность решений, сделанных роботом.

Для меня «третье мнение» — самая важная часть в предотвращении заболеваний. Например, если мне сегодня кто-то скажет: «Мы сделаем анализ вашей крови и скажем, какой у вас шанс заболеть диабетом в 60 лет, 10% или 90%». Я скажу: «Ок, сделайте анализ и, если вероятность высокая — скажите, что мне делать». Это всего лишь превентивные меры, качественный совет, он не может причинить вред, но побуждает меня к действиям.

И так, модель второго и третьего мнения прекрасно работает до тех пор, пока я, как потребитель, понимаю, что это всего лишь МНЕНИЕ. Доктора могут сотрудничать с роботами. Здесь вся соль в том, как мы позиционируем роботов. Использовать их в качестве замены для докторов — плохая идея. Но наличие другой точки зрения и возможность улучшить работу доктора — прекрасная мысль.

— Как технология блокчейн может помочь развитию медицины и телемедицины?

— Это два больших вопроса. Сначала давайте обсудим телемедицину. Одна из главных проблем телемедицины — интеграция в систему здравоохранения. Сейчас если вы придете на прием к врачу — он выпишет вам рецепт и даст рекомендации. После чего вы пойдете в аптеку и купите лекарства. Но в случае с телемедициной дела обстоят по-другому. Первая проблема состоит в том, чтобы скомбинировать ваши данные с телемедициной и создать полезный массив информации.

Представьте, что я пришел к вам через 30 дней после приема и вы спрашиваете, делал ли я все, что следовало. А я отвечаю: «Вы знаете, у меня была онлайн-консультация со специалистом из Москвы или Санкт-Петербурга, и я выполнял некоторые ваши рекомендации и некоторые его». А вы думаете, «что за черт, какой же теперь бардак в процессе лечения» и заявляете: «Вы скомбинировали два абсолютно разных метода лечения и теперь я просто не знаю, что с вами делать». Но этого не случилось бы, если бы советы, которые мне дал специалист на онлайн-консультации были бы видны и вам. Вы могли бы сказать: «Это отличная рекомендация, здесь нет никакого конфликта с моим рецептом», либо предупредить меня, что другой метод лечения не сочетается с вашим и при их сочетании возникнут негативные последствия. Вы бы сообщили: «Вы можете умереть, если будете комбинировать эти лекарства». И так есть потребность в том, чтобы хранить данные от трех источников в одном хранилище. И блокчейн — отличный способ выполнить эту задачу и создать доступную для нескольких пользователей базу данных. В этом случае доктора не будут работать вслепую и смогут назначить лучший метод лечения.

Приведу такой пример: я постоянно наблюдаюсь у врача в Майами (Флорида), но полетел на конференцию в Лас-Вегас (Невада), где упал и получил травму. В этом случае я использую телемедицину для получения консультации. Сначала позвоню своему врачу в Майами, но если он будет недоступен — позвоню другому знакомому врачу в Калифорнию. При этом мой врач из Майами должен знать, что произошло. С помощью блокчейна можно собрать информацию обо всех этих разрозненных событиях в единую базу. Здесь есть еще одно преимущество. Третий врач может посмотреть на эти записи и сказать: «Что вы делаете? Это странный способ лечения, есть гораздо более эффективный метод». И так, я думаю, что прозрачность записей очень важна. Иначе у нас будет путаница с кучей разных мнений и рекомендаций.

Второй плюс — возможность делиться записями и отправлять рецепт, выписанный одним врачом другому, с которым вы консультируетесь в сети. При этом можно дать ему доступ только на один день. Есть множество технологий, которые позволяют это сделать, но блокчейн — самая простая из них.

Есть множество технологий, которые позволяют это сделать, но блокчейн — самая простая из них.

Если говорить о медицине в целом, то можно пойти еще дальше. Допустим, у меня несколько заболеваний и один специалист помогает мне справиться с проблемами с сердцем, а другой — с диабетом. Координация их действий и комплексный уход дорого мне обойдется. Таким образом, мы можем использовать некий общий регистр, где все специалисты будут хранить свои записи, а я получу лучший результат за меньшую цену. При этом я, как пациент смогу контролировать право доступа к базе данных о себе. Такой подход изменит систему здравоохранения в любой стране: России, Индии, США и т. д. При этом доктора будут докторами, а не IT-инженерами.

— Что нужно сделать в первую очередь, чтобы интегрировать блокчейн в медицину прямо сейчас?

— Я думаю, что есть ряд факторов, которые этому препятствуют. Во-первых, технология пока не ориентирована на промышленную эксплуатацию. Блокчейн не выдерживает большое количество транзакций на большой скорости. Это можно сравнить со временем, когда только появился интернет. Нельзя было отправить видео, это было слишком долго и сложно. И совсем никак нельзя было посмотреть фильм онлайн. Электронная почта работала отлично, а видео — нет. Сейчас можно стримить хоть целый день. В 1995 нельзя было и подумать о скайпе. Тоже самое и с блокчейном. Сейчас его сложно использовать для некоторых задач, но технология эволюционирует довольно быстро.

Блокчейн основан на идее абсолютной прозрачности, но при этом вам не хочется, чтобы ваши данные были в публичном доступе. С другой стороны, нужно, чтобы информацию могли посмотреть ваши лечащие врачи. Таким образом, блокчейн должен эволюционировать, чтобы данные были прозрачны, но доступны только определенным людям. Я думаю, что сообщество тех, кто поддерживает развитие технологии быстро найдет способ решения этих проблем.

— Что лично вас больше всего впечатляет в блокчейне?

— Самое главное, что меня восхищает — это сообщество. Уровень той энергии, восторга, инноваций, инвестиций, которые люди вкладывают в технологию. Это напоминает мне то время, когда появился интернет. Сообщество постоянно ищет сферы, где можно эффективно внедрить блокчейн. На каждой конференции, где я присутствую, я слышу, что блокчейн нужен везде. Это великолепно. Отлично, что люди постоянно задают сложные вопросы. Например, подойдет ли децентрализованная база данных для сферы недвижимости, банковской, страховой отрасли логистики. И на все эти вопросы сообщество ищет ответы.

Вторая вещь, которая меня впечатляет — это то, что блокчейн заставил нас мыслить по-другому. Раньше я и все мои коллеги создавали кастомизированные продукты для решения конкретных задач конкретной компании. Блокчейн отбросил эту систему в сторону. Теперь все думают о том, как можно использовать эту прозрачность и децентрализованный доступ, чтобы пересмотреть свой функционал.

Например, как глава страховой компании я думаю о том, зачем мне хранить все данные в отдельной системе, на создание которой я потратил сотни миллионов долларов и трачу десятки миллионов на то, чтобы поддерживать ее работоспособность. При этом я могу создать сеть на базе блокчейна, которая будет отвечать всем моим запросам. Суть в том, что я действительно могу это сделать и сделаю. Кроме того, такая система и технология смарт-контрактов исключает посредников. Колл-центры больше не нужны для общения пациента с врачом. Они могут сразу поговорить друг с другом. Благодаря блокчейну нужно контролировать не процесс коммуникации, а только результат.

Хочу отметить, что не нужно идти к бизнесменам и заставлять их работать по-другому. Нужно показать им, что есть другой способ вести дела.

— Как вы думаете, где находится Россия на мировой арене в отношении блокчейна, другие страны, например, Китай и США, опережают нас?

— Я думаю, что Россию вообще никто не опережает в плане блокчейна. Множество инновационных идей и проектов пришли из России. Я думаю, что блокчейн сильно связан с Россией. Все те, кто начал использовать технологию на ранних стадиях, находятся здесь.  Я думаю, что местные власти поддерживают новые идеи и, как минимум, ценят такую технологию, как блокчейн. Власти других стран боятся. Я думаю, что для России это феноменальная возможность получить преимущество в развитии технологии. Здесь опять же можно провести параллель с интернетом. Только подумайте, если вы будете лидировать в отношении блокчейна, вы будете впереди всех в плане децентрализации. В то время, как другие страны борются с централизованными системами хранения.

Если вы будете лидировать в отношении блокчейна, вы будете впереди всех в плане децентрализации

И так, у США проблема с централизованными системами хранения, а Россия уже развивает децентрализацию. Вы переходите от телеграфа к мобильным телефонам, пропуская домашние телефоны. Вам не нужно инвестировать сотни миллиардов долларов в аналоговые телефоны, чтобы потом отказаться от них. Можно просто перепрыгнуть один из этапов и опередить всех. Правительство должно поддерживать развитие этой технологии. Через 10 лет люди смогут сказать, я видел тот момент, когда Россия стала лидером. Не знаю, случится это или нет, но у вас есть большие возможности для этого.

Комментарии 0
Зарегистрируйтесь или , чтобы оставлять комментарии.
Войти с помощью: