«Пока нет российского «железа», тяжело говорить о безопасности»
Истории 12 октября 2016 •  therunet

«Пока нет российского «железа», тяжело говорить о безопасности»

12 октября 2016
theRunet
Издание

Коммерческий директор компании «Интеллектуальный резерв» Александр Архангельский
рассказал о перспективах развития облачных сервисов и задачах импортозамещения Евгении Василенко в программе «Чужие тучи или родные облака» из цикла «Программируем будущее» на радио «Медиаметрикс».

«Интеллектуальному резерву» чуть больше трёх лет. Наша компания – российский вендор, российский производитель программного обеспечения, полностью попадает под все наши новеллы в законодательстве, касающиеся информационных технологий в области импортозамещения. Идея создания компании вышла из небольшого казуса, который случился с одним из российских инвесторов. Он ехал на переговоры, и необходимые документы, которые он хранил в этот момент в Dropbox, не смог он их поднять в необходимое время и сказал: «А теперь я хочу, чтобы у меня был такой продукт. У меня лично, чтобы у меня ничего не пропадало».

Александр Архангельский
Коммерческий директор компании «Интеллектуальный резерв»
«Проанализировав решения от других компаний, мы решили создать продукт немножко “против рынка”. Сделать не облачный продукт, как везде делают, а продукт с максимально востребованным функционалом из каждого типа класса продуктов, соединить это в одном и отдать это на инфраструктуру заказчика, чтобы в данном случае компания, организация управляла своей рабочей документацией в своём рабочем формате самостоятельно»

Мы чётко увидели запрос на безопасность: люди понимают, что вся информация, хранящаяся в Google, в Apple, в Microsoft, не безопасна, доступна не только бизнес-конкурентам, но и другим частным организациям.

На российском рынке как раз пошла тема импортозамещения, но при этом на всех уровнях органов государственной власти, от федерального до муниципалитетов, рабочая информация хранится где-то «там», и люди, принимающие решения даже на таком высоком уровне, для рабочей документации все равно используют Dropbox и прочие сервисы.

По сути, наша система предоставляет функции трех сегментов – это бэкап, sharing и облачный сервис. Эти функции – постоянно автоматизированные бэкап-файлы конечных устройств. Любое изменение уходит в бэкап, кроме того, сохраняется вся версионность всех документов. Следующее – это функционал совместного доступа синхронизации между устройствами, то есть, из любого места безопасно можно добраться до любой рабочей информации. И следующий основной функционал –элементы совместной работы, когда можно работать над документами нескольким людям, с сохранением всех версионностей всех файлов и возможностью сделать любую версию. Такой функционал, который позволяет иметь облако, либо частное, либо публичное, у себя, полностью под контролем, ну и соответственно, закрывая, говоря про органы государственную власть, ту необходимость уйти от западного софта, в том числе для бизнеса, к которому интерес очень большой.

Александр Архангельский
Коммерческий директор компании «Интеллектуальный резерв»
«Если начинать с того, что мы начали импортозамещение, то мы услышали от государства три вещи. Первое – это создание конкурентоспособного промышленного софта, второе – это вывод этого софта на зарубежные рынки, и соответственно, третье – это технологическое сотрудничество с теми компаниями, которые могут привнести, и мы можем привнести к их продуктам, больше возможностей»

При этом мы не ограничиваемся только российским рынком. Мы видим это сотрудничество и на Западе, и на Востоке, потому что там много интересных вещей, у нас есть контакты, мы обменивается опытом с коллегами из-за рубежа. Я не готов говорить сейчас про конкретные результаты, но мы уже вышли на западные рынки, в том числе Скандинавия, западная Европа, где интерес к этому решению достаточно высок. Что касается российского рынка, мы готовы сотрудничать с любыми заинтересованными компаниями.

Один из ключевых вопросов, который задаётся сразу на встречах: «Как у вас безопасность?». Первым делом, нам удалось создать достаточно серьёзную профессиональную команду на всех задачах, от разработки до продаж, в том числе и специалистов по информационной безопасности. Это одно из направлений, которому мы уделяем максимальное количество времени и внимания. У компании есть лицензия ФСБ на разработку программного обеспечения шифрованию, вот сейчас мы такую же получаем стековскую.

Наша правовая система поставлена сверху вниз. У нас есть федеральный закон, который определяет рамки работы, есть локально-нормативные акты. Идеальной правовойсистемы не бывает. Тем более, что мир меняется динамически, соответственно, необходимо что-то менять. Самое главное, чтобы вот эта динамичность изменений во вне мире максимально сопровождалась и обеспечивалась динамическими изменениями в законодательстве. Понятно,  что есть процесс, есть особенности, мы говорим про внесение изменений в законы. Тем не менее, процесс этот необходимо обеспечивать, и мне кажется, нужно делать некий мониторинг того, что сейчас происходит в мире, что там потянут за собой эти изменения, именно в политическом, в экономическом, в технологическом плане. И вот на этот мониторинг, скажем так, накладывать может быть какие-то уже законопроекты, какие-то изменения, уже готовиться к тому, что когда это случится, чтобы не было разрыва, когда мир живёт по одному, а мы ещё живём по-другому…

Что касается опенсорсных технологий, я уверен, что у органов государственной власти есть определённые нормативные документы об уровне безопасности, как это должно храниться. Это чётко всё, это ещё тянется с советских времён, где-то это технологически закрывается, где-то это административно закрывается, но здесь я вижу основную проблему – у нас нет российского «железа». Пока у нас нет российского «железа», достаточно тяжело говорить о безопасности, когда оно неконтролируемо.

Здесь проблема комплексная, поэтому мне кажется, что одна из необходимейших вещей – нам нужно развивать свою промышленность, с точки зрения создания «железа». Без этого никуда не уйти, если мы говорим про безопасность в комплексе. Но, тем не менее, с нашей точки зрения, того, что мы предлагаем на рынок и то, что есть на рынке, требования, я верю, что мы вполне уже конкурентоспособны.

На своей последней работе я отвечал как раз за работу с органами государственной власти, и когда началась политика импортозамещения, возник некий такой кризис. С одной стороны, бизнес нужно продвигать, а он каким-то образом сужался, а с другой стороны, я понимал и понимаю, что неправильно, когда в ключевых местах стоит тот софт, который в критический момент может навредить.

Остаётся три варианта. Своё делать. Технологии забирать посредством иных способов, там, разведка, шпионаж и так далее. Но дорого, долго и так далее. Или же каким-то образом в «сером» виде эти технологии забирать, когда ты общаешься с контрагентами на той стороне, обмениваешься мнениями, видишь какие технологии появляются, идеи, ты их тащишь сюда и здесь приземляешь.

Поэтому, когда мне посчастливилось встретится с людьми, которые это дело затеяли, с точки зрения инвестиций, вот эти противоречия развеялись и я, действительно, увидел с точки зрения бизнеса хорошую нишу. Но я уже вижу, когда мы пригласили команду людей оттуда, «с той стороны баррикад», что с одной стороны им тяжело, а с другой стороны эта корпоративная культура крупных организаций накладывает и определённые рамки. Это другой мир, это другие требования к человеку, и там нам приходилось с некоторыми людьми просто расставаться, не потому что они плохие специалисты, они хорошие профессионалы, но они не вписываются вот в эти рамки, которые диктует небольшой бизнес. Но, тем не менее, мы здесь.

Комментарии 0
Зарегистрируйтесь или , чтобы оставлять комментарии.
Войти с помощью: